Главное сегодня

06/12/2022 ВСЕ НОВОСТИ
26.11.10 18:20
| Просмотров: 198 |

Журналистов защитят, ужесточив закон

Павел Смоляк, «Шум»

В Государственную Думу в пятницу внесен законопроект, ужесточающий ответственность за нападения на журналистов. В частности, изменениями в ч.2 ст.144 УК РФ предлагается установить уголовную ответственность за сам факт применения насилия, не опасного для жизни и здоровья, в целях воспрепятствования законной деятельности журналиста. В случае принятия законопроекта наказание за это преступление составит от 2 до 5 лет лишения свободы.

Разговор об ужесточении 144 статьи Уголовного кодекса начался после нападения на журналиста газеты «Коммерсант» Олега Кашина. В ночь на 6 ноября его жестокого избили около дома в Москве. Журналист несколько дней провел в искусственной коме, сейчас здоровью Кашина ничего не угрожает. Виновные в нападении до сих пор не найдены, как остаются не раскрытыми еще десятки подобных дел. На журналистов в России продолжаю нападать. Многие это связывают именно с несовершенством законодательной базы. В четверг в медиа-центрах РИА «Новости» в Петербурге и Москве журналисты собрались за круглыми столами, чтобы поговорить о том, как защитить себя.

Председатель Союза журналистов Петербурга и области, глава Агентства журналистских расследований Андрей Константинов считает, что одной из проблем безопасности является «упорное нежелание коллег знать о том, что существуют некие правила безопасности в профессии». «Они есть как в любом виде человеческой деятельность, - пояснил Константинов. – Если на заводе что-то случается с рабочим, то возникают вопросы к инженеру по безопасности, насколько пострадавший знал и соблюдал правила. Коллеги редко задумывается, каковы эти правила и какова цена их несоблюдения. В этом смысле ответственность за такое положение дел лежит на руководителях СМИ».

По мнению Андрея Константинова, правила безопасности недостаточно знать, их надо выучить. «Должна быть аттестация», - считает он. Глава питерского профсоюза журналистов полагает, что пришло время внести изменения, уточнения и дополнения в закон «О средствах массовой информации». Следует четче прописать, что такое «общественный долг» и методику предоставлению государственной защиты журналисту, которая записана в законе.

Помимо этого Андрей Константинов завил, что отдельные виды журналисткой деятельности не могут быть позволен всем журналистам без разбора. Он уверен, что военной журналистикой должны заниматься исключительно обученные люди, ровно также журналистскими расследованиями. Журналисты должны владеть определенными навыками, что бы не обречь ни себя, ни других на неприятности.

«У нас профессия особенная. Заниматься журналистикой могут с любым образованием. Не обязательно иметь диплом журналиста. У врача какую-то гарантию дает диплом медицинского университет, а здесь как убедиться, что человек может заниматься журналистскими расследованиями?» - риторически спросил Андрей Константинов.

Константинов считает, что самая большая опасность, которая подстерегает журналистов, «это не киллер из-за угла». «Никто не посчитал, сколько журналистов спилось, сколько сошло с ума, у кого какие профессиональные травмы с психикой», - в сердцах выронил глава петербургского Союза журналистов. Он сообщил, что до недавнего времени в Швеции, «где не убивают журналистов», средний продолжительный возраст журналиста был 49 лет. Суициды, попытка снять стресс алкоголем и наркотиками приводит к самым печальным последствиям. «Кто считал бедолаг по клиникам?» - задался Константинов.

Андрей Константинов отметил, что в России есть жертвы первого класса и второго. «Когда что-то случается в Москве, это становится федеральной новостью и все журналисты проявляют солидарность. Пять лет назад у нас убили Максима Максимова. Его убили сотрудники милиции. Он никому не нужен. Я что-то не заметил акций в поддержку его умирающей от рака матери», - сказал руководитель АЖУРа, заметив, что Максимов единственный в Петербурге журналист, убитый за 19 лет.

Заместитель генерального директора издательского дома «Курьер-медиа» Олег Горбатов предлагает не считать нападение на Олега Кашина тенденций, тем более не считает корректным выделять журналистов в отдельную касту со своими правами и привилегиями. Горбатов сравнил журналиста и водопроводчика, но, если последнего изобьют около дома, то, по мнению зам гендиректора издательского дома, никто не решит, что нападение связано с профессиональной деятельностью, он мог просто «кому-то сломать смеситель».

Главный редактор газеты «Московский комсомолец» Павел Гусев попросил не сравнивать журналиста с водопроводчиком. «Если мы с вами вслушиваемся свой собственной голос и голос руководства страны, которое утверждает, что мы строим демократическую страну и общество, то мы должны осознать, что вся мировая практика говорит, что во всех странах мира одним из столпов демократии является журналистика и свобода слова», - сказал он. Гусев отметил, что именно по наличию свободы слова в стране оценивается демократичное общество или нет.

«Мы обладатели уникальной профессии. Мы можем каждый день говорить с людьми. У нас есть право голоса. Мы можем, а они – водопроводчики – нет. Мы обладаем профессией, которая заставляет, привлекает людей к нам. Мы крайне необходимая социальная профессия. Мы работаем и на общество, и на власть – хотим этого или нет», - заявил главный редактор «Московского комсомольца».

Павел Гусев согласился, что бывает, что журналисты гибнут «по пьянке, семейным драмам, где-то на охоте, от гомосексуальных связей», но это единицы. Он привел статистику, согласно которой за последние 45 дней в отношении журналистов было совершенно 46 преступлений, всего возбуждено 6 уголовных дел – очень мало, читает глава «МК».

«У нас коррумпированное государство, поэтому разобрать криминал или чиновник нападет на нас, невозможно», - подытожил Павел Гусев выступление, после чего почувствовал себя плохо и покинул медиа-центр.

Главному редактору «Московского комсомольца» поспешил ответить Олег Горбатов. «Нужно понимать, где эти преступления произошли, - сказал «курьер». – Отдельная ситуация в Кавказских республиках, на Дальнем востоке, в Москве. Унифицировать ситуацию некорректно». «Не нужно демонстрировать, какие мы особенные», - добавил журналист.

«Мы уже выделены в отдельную категорию. Есть закон о СМИ, а о водопроводчиках нет», - с иронией произнес Андрей Константинов.

«Не вводим журналистов в отдельную касту», - парировал Горбатову советник президента России Михаил Федотов. Он пояснил, что есть 144 статья УК, которая предусматривает ответственность за воспрепятствование деятельности журналиста, но, несмотря, что ежемесячно фиксируется от 15 до 20 нарушений, статистика Верховного суда неутешительна: от 0 до 1 уголовных дел в год по этой новелле. «Бесконечно малая величина», - считает Федотов, поэтому инициировал поправки в закон, чтобы «заставить статью работать».

Сегодня наказание за нарушение 144 статьи до двух лет, - означает, что это преступления небольшой тяжести, «на повышение по службе не влияет, на статистику не влияет». Другое дело, утверждает советник Дмитрия Медведева, если перевести статью в категорию тяжких преступлений. За не раскрытие тяжких преступлений наказывают, за раскрытие поощряют. «Мы предлагаем перевести статью в подследственность Следственного комитета, чтобы расследование было не в отделе милиции, а в СК, где люди значительнее профессиональней», - рассказ об инициативе Федотов, подтвердив слова статистикой. В двадцать раз увеличилась раскрываемость преступлений по статье 146 УК (авторские права), когда наказание повысили с двух лет до шести.

Андрей Константинов скептически отнесся к инициативе властного лица. «Заставить работать 144 статью только ужесточением наказания нельзя. Потому что есть категорические нежелание создавать прецеденты по этой статье. В Петербурге я это неоднократно видел. Здесь важна политическая воля», - сказал главный журналист Петербурга.

«Я в некотором шоке о того, что говорят питерские коллеги, - заявил журналист Роман Доброхотов. - Совершенно не ожидал такой интерпретации. Видимо, Анна Политковская и другие должны, как в «Матрице» останавливать в них летящие пули, уметь защищаться с супер приемами кун-фу».

«Правило безопасность это не владение рукопашным боем. Правила должны быть в голове, они в основном профилактического свойства. Понимание какую цену ты можешь заплатить за риск», - не скрывая презрения к молодому человеку, произнес Константинов.

Роман Доброхотов продолжал спрашивать, почему России в мирное время входит в пятерку стран-лидеров по убийствам журналистам. Журналист считает, что надо искать ответ на этот вопрос не в изменении законодательства, а в нежелании власти – местной и федеральной – расследовать резонансные преступления в отношении журналистов. Еще одну проблему нашел Доброхотов в обесценивании профессии журналиста в глазах обывателя. «Людям безразличны журналисты, у них нет никакой власти», - считает молодой журналист. По его мнению, совершенно иная ситуация на Западе, где за журналистов заступается и общество, и власть, а у нас, в России, за Олега Кашина, например, вышли митинговать только потому, что у него много друзей в «Твиттере».

Охладить пыл Романа Доброхотова взялся зам руководителя телекомпании Russia Today Алексей Николов. Он рассказал об истории, случившейся на прошлой неделе с журналистами канала в США. Съемочную бригаду (журналист и оператор) полиция задержала после съемки несанкционированного митинга у военной части. Николов подчеркнул, что журналистам надели наручники, когда они возвращались к автомобилю. Судья отказался выпустит сотрудников RT на свободу под залог, журналистов переодели в тюремные робы и кинули в камеры к уголовникам. Никого не волновала, что арестованы журналисты, имеющие пресс-карты и профессиональную технику. Спустя 32 часа журналистов отпустили, заставив признаться в преступлениях, которые они не совершали.

«История с Russia Today разрушает иллюзии Романа Доброхотова, - прокомментировал рассказа Алексея Николова Олег Горбатов. – Везде одно и тоже. Разная степень, но если власть скомандует, правоохранительные органы берут под козырек и идут выполнять. Журналист или не журналист, это никого не волнует».

Заканчивая дискуссию, все сошлись, что поправки в законодательство в отношении журналистов нужны, они, быть может, не помогут, но точно не навредят.