Главное сегодня

06/06/2020 ВСЕ НОВОСТИ
19.11.10 17:35
| Просмотров: 193 |

Прошлое будущее

Анжелика Клыкова

Переписывать одну и ту же книгу разными словами – согласитесь, тоже талант. После выхода последнего труда тут же следует анонс следующего. Бизнесмен, журналист, человек не бедный, как представляет себя Андрей Рубанов, успевает писать по три книги в год. Не успел разойтись тираж «Хлорофилии», вчерашний ЗК накатал продолжение – «Живая земля», а между двумя романами была книга «Йод» - другая проза, хуже.

Постоянные читатели «Шума» помнят мой холодный отзыв на роман Рубанова «Йод». Ожидая «Живую землю», надеялась на былое мастерство писателя и почти не прогадала. Рубанову не стоило уходить в тошнотворный реализм. Девяностые и нулевые сами себя давно исчерпали. Будущее Рубанов описывает интересней, слог автора меняется, исчезает брутальный свист, писатель, будто после долгой и вынужденной халтуры, наконец, пишет для себя, на совесть.

«Живая земля» продолжение нашумевшей книги «Хлорофилия», но одновременно с этим книга отдельная, хотя и повторяющая все мысли, высказанные автором в предыдущих, не скажу скольких книгах. Главный герой Денис Герц - сын главного героя «Хлорофилии» - романа о зеленых ростках, заполонивших всю Москву. Герой тот, как мы помним, погиб, но мать и новорожденный Денис выжили, теперь живут в Москве, которая до неузнаваемости изменилась. Если раньше все предпочитали жить на высоких этажах небоскреба, чтобы трава не доходила до окон и не закрывала солнце, при жизни Герца-младшего небоскребы рушат бесплатно и на коммерческой основе. Любители прошлой жизни по одиночке остались на восьмидесятых и девяностых этажах уцелевших высоток, а Денис и его лучший друг Глеб таскают на верхние этажи «балабас» - еду, воду, спиртное, генераторы, выручая за работу «твердые червонцы». Лирическую линию повествования добавляет подруга Таня, которая была с Денисом, но отошла к Глебу. Таня мечтает ехать в Новую Москву – город под куполом, где все модные и нарядные, открытые и живут трендами, а старая Москве стала самым экологическим городом на планете. Никаких тебе машин и каша с овощами на завтрак, обед и ужин. Жизнь текла размеренно, пока Глеб не нашел семя – то самое, из которого несколько десятков лет назад проросли огромные зеленые стебли, погубившие не одну человеческую душу.

Андрей Рубанов через будущее описывает легко узнаваемое наше прошлое. «Твердые червонцы» - доллары, а «Евроблины» - валютные кафе, потому что есть еще рестораны, ни чем не отличающиеся от тех, времен СССР, о которых слагают легенды. Разложенцы – типичные стиляги или хипстеры, как их называют сегодня. Денис Герц – работяга, мускулисты парень, учится в вузе, живет с матерью, которая страдает от поедания стебля – в первой части зеленое вещество было самым дорогим и лакомым наркотиком. Новая Москва – Россия сегодняшняя, с непритязательными женщинами, с поедающим мозги телевидением, тотальным контролем в якобы свободном обществе, мода, тусовки – в общем говоря, следуя логике Рубанова, все в столице плохо.

Без интриги роман был бы не романом. Сюжет есть, не замысловат, конечно, но семя, которые сберегают ребята, интерес подпитывает. От Дениса и Глеба в определенный момент зависят жизни сотни тысяч людей, они, подсказывает автор, могут посеять семя и изменить мир, а могут ничего не делать (спрятать семя), сохранив статус-кво – Москву новую и Москву старую, китайцев, в конце концов.

Андрей Рубанов сложившийся мужчина, однако, не покидает меня мысль, что писатель в каждой книге ищет себя, заученно повторяет сотни раз записанные на бумаги мысли, боится их забыть, ставит во главу угла собственной жизни и старается, как некоторым героям «Живой земли», вживить в нервную систему читателя. Я не зря начала с порицания Рубанова, другого, увы и ах, он не заслуживает. «Живая земля» роман на твердую троечку: прочитать можно, рекомендовать – ни в коем случае. Обидно, ведь потенциал у автора есть. Рубанов хорошо владеет языком, опытен, не в обиду будет сказано, мудр. Писатель богат талантом, навыками, но не используют ничего, выдавая, если отжать книжки, как мокрую футболку, одну единственную ставшую скучной фабулу.

Без сомнений Рубанов напишет новый роман, но если еще не начал, рекомендую писать книгу от лица женщины. На этом писатель споткнется, ушибется и – ура! – придет в себя.

Андрей Рубанов. Живая земля. М.: Астрель, АСТ, 2010 г.