Главное сегодня

06/12/2022 ВСЕ НОВОСТИ
16.11.10 11:30
| Просмотров: 501 |

«Война» вернулась в Петербург

Павел Смоляк, «Шум»

В понедельник из столицы пришла весть: задержаны сотрудниками Центра по борьбе с экстремизмом и увезены в неизвестном направлении лидеры и идеологи арт-группы «Война». Позже стало известно, что Олега Воротникова и Леонида Николаева везут в Петербург. ПАВЕЛ СМОЛЯК в преддверии нового этапа в жизни арт-группы вспоминает доброе прошлое «Войны» и день, когда ему предложили влиться в дружную компанию акционистов.

Конечно «конец «Войны» - я преувеличил. Никуда «Война» не денется. «Война» - это не группа людей, а настоящее явление последних лет, даже, быть может, учение, которое нашло своих последователей в России и за ее пределами. В «Войну» приходили, от «Войны» отходили. «Война» находила сторонников, но еще больше противников. Акции «Войны» были художественными, но носили политический или социальный подтекст, поэтому шумели в сети и на страницах газет. С искусством «Войне» породниться не удалось. Арт-группа, возглавляемая с виду неряшливыми дядями, тем не менее, переодически ярко напоминала о себе, и чтобы ни говорили, арестованные Вор и Леня Ебнутый стали звездами, и ничего страшного, что местечкового масштаба.

Два года назад я впервые увидел «Войну» вживую. До этого слышал, наблюдал на фотографиях, пресса ласкового относилась к новым «городским сумасшедшим». Их акция в Биологическом музее не слетала с уст уважаемых и образованных людей. Свое фи высказывали взрослые, а молодежь резвилась, как полагается детям, с заражающим всех вокруг смехом. Надо набраться смелости, что обнажиться и совершить половой акт, назвав все действо искусством. И не поспоришь. От той акции – «Ебись за наследство медвежонка» - не разит порнографией, даже эротикой (эротика – это красиво, а там воротило, как от паленой водки). И когда мой друг Иван, участвующий чуть ранее в другой акции «Войны», притащил меня на сборище арт-группы, я растрогался, еле сдержал слезы на глазах. «Война» предстала милой труппой провинциального театра, каждый участник на первый взор казался младенчески невинным и даже, когда Петр Верзилов, представляясь (оказалось, что не все друг друга знают), сказал, дескать, я Петя и трахался в музее, - никто не посочувствовал или не стал завидовать – все было органично и правильно в тот момент.

«Войну» подозревали в связи со спецслужбами. Уж очень просто активисты проникали в те места, куда проникать нельзя. Им все сходило с рук. Хотят проекцию черепа с костями на здании Белого дома – пожалуйста. Устроили поминки замечательного поэта Пригова в вагоне московского метро – без последствий. И далее: захват провинциального отделения милиции, воровство продуктов – об этих акция можно говорить вечно. Какое наслаждение смотреть на Воротникова в рясе священника и милицейской фуражке. Или на Николаева, который помогает засунуть слизкую курочку во влагалище любимой супруге. Так они воровали и продолжают воровать.

Акционизм «Войны» всегда наглядно-отвратительный. У «Войны» нет рамок, барьеров, а мораль – неизвестное из космоса. Они движутся во времени, обгоняя стрелку часов. Пока мы шастаем, с отдышкой останавливаемся набить животик пончиками, они, «войны» новой России, вешают в универсаме гастарбайтеров и педерастов – исполняя мечту миллионов обывателей. И, поглядывая на скрюченных таджиков, у простого человека все же просыпается совесть, которой так не хватает самой «Войне», но спасибо, напоминают, что мы-то еще люди.

Гоготал над «Войной», крутил пальцем у виска, потом пришел в самое логово «придурков». Уставший, вымотанный и счастливый («Война» тут не при чем). На кухне квартиры, которую не найду во второй раз, сидел молодой человек, ему было плохо, он показывал на пустые бутылки водки и глотал таблетки, протягивая мне. Готовили еду, в большой кастрюле варился суп. Коммуна «Войны» отвращала. Час назад я вытаскивал из кармана много купюр, чтобы оплатить счет в ресторане, а тут одна на всех кастрюля. Небось, думаю спустя годы, поэтому отказался от участия в их акции, не смог стать частью кастрюли. Упрашивали же, угрожали в шутку, дескать, пока не согласишься, не отпустим, и я верил, боялся, а вдруг не шутка. Мобильные телефоны без sim-карты и аккумуляторов лежали в центре комнаты в коробке, мой телефон лежал в морозилке – там говорят тоже невозможно прослушать. Обсуждали акцию, позже воплощенную в реальность, - заварили двери ресторана Михаила Леонтьева «Опричник». (Ресторан закрылся, кстати, не выдержал кризиса).

С конспирацией у «Войны» всегда было хорошо. Их знали в лицо, на них есть досье, биографии тривиальны – большинство, кстати, училось в МГУ – главном вузе страны. Не идиоты, значит. В общем, что повязали Вора и Ебнутого - почти что сенсация. Искали их давно, пристально. Сотрудник центра «Э», что вставал на моем пути, всегда интересовался «Войной». Я молчал, ведь не знал ничего. Последний раз видел группу недалеко возле родных палат. Запомнил взгляд Воротникова. Все свернули в арку, а он остановился, ждал пока я подойду, но не дождался, нырнул за всеми. Из Питера в Москву оказалось, теперь обратно.

«Шум» писал о двух последних акциях «Войны» в Петербурге. Мягко говоря, они были спорными. Я сохранял нейтралитет, отдавая право слова другим авторам, но был всегда солидарен с мнением журнала. Петербург - не Москва, совсем другой город. И фаллос на Литейном мосте – смешная акция – с одной стороны, противное зрелище – с другой. Находчивость – главный успех «Войны». Все думают, а «Война» делает, демонстрируя сотрудникам питерского ФСБ мнение о них. «Войну» не ловили, потому что все прощали. Эпатаж не переходил за грань закона. Весело, страшно, вполне в рамках права. Акция «Дворцовый переворот», после которой «Войной» заинтересовалась питерская милиции, совсем другого порядка. Для тех, кто забыл, - участники «Войны» переворачивали автомобили ДПС. Один материальный ущерб - почти 100 тысяч рублей.

Из официальных источников известно, что уголовное дело возбуждено по статье 213 УК РФ («хулиганство»). На основании постановления судьи рано утром в понедельник в московской квартире, где находили Воротников, Николаев и Наталья Сокол («Козленок») питерские оперативники произвели обыск. Изъяли документы и технику, а также двух лидеров «Войны». Сейчас их перевозят или уже перевезли в Петербург. Без сомнений им предъявят обвинение в хулиганстве, их поместят в СИЗО и осудят – доказательств уйма, начиная от видео, заканчивая признаниями, которые дадут активисты «Войны». Или откажутся от собственных «художеств»?

Вора и Леню Ебнутого увезли с мешками на головах. Это, как мне кажется, тоже своего рода акция в стиле «Войны». По крайней мере, теперь «Война» уже не та «Война», она переродилась, и война (самая настоящая) началась.