Главное сегодня

06/12/2022 ВСЕ НОВОСТИ
30.10.10 19:15
| Просмотров: 166 |

Жертвы террора не нужны государству

Роман Бурый

Правозащитная организация «Мемориал» и председатель Союза Музеев России Михаил Пиатровский представили на Общественных слушаниях в «Зеленой Лампе» проект мемориального комплекса «Треугольник террора» в Петербурге и его окрестностях. Но государство не хочет финансировать исследования останков жертв большевисткого террора. А в Ковалевском лесу, где лежат тысячи расстрелянных, может начаться коммерческая затройка.

Сегодня, когда говорят о репрессях, вспоминают, прежде всего, «Катынь» и изветсную эпопею с запрещением фильма польского режиссера Анджея Вайды, но не меньшую роль для памяти жертв тоталитарного государства играет Петербург и такие места, как Левашовская пустошь и Ковалевский лес в Ленинградской области. Летом 2009 правозащитная организация «Мемориал» предложила создать в Ковалевском лесу (4-й километр Рябовского шоссе) Парк Памяти и музейно-мемориальный комплекс общенационального значения. Там в годы «Красного террора» расстреливали без суда и следствия около 4,5 тысяч людей, в том числе 95 человек, осужденных по так называемому делу Петроградской боевой организации. Среди них был замечательный поэт Николай Гумилев.

Сейчас Ковалевский лес принадлежит Министерству обороны и считается артиллерийским полигоном. В 2011 году эту землю предполагается передать областной администрации. И уже сейчас ходят слухи, что строительные компании собираются создавать там коттеджные поселки. Осенью 2009 году «Мемориал» и Союз Музеев России создали рабочую группу во главе с директором Эрмитажа Михаилом Пиатровским. Они набрасали первые идеи проекта, который можно создать в Ковалевском лесу. Предполагается открыть музей нового типа. Это будет первый ландшафтный музей в России, это значит, что для музея будет задействована вся территория Ковалеского леса. Будет создан Музей Террора, информационный центр, где историки соберут видео и аудио материалы. Кроме того, сохранилось одно здание, которое использовалось как накопитель людей перед расстрелом. Сейчас там повесили мемориальную доску «Жертвам красного террора». Последняя зона связана с культовыми сооружениями. В этой зоне организаторы предлагают построить храмы всех конфессий.

В рабочей группе активно участвует православная церковь в лице отца Александра. «Мемориальный комплекс нужен нам для того, чтобы преодолеть травматическое прошлое. Мы точно возведем там часовню, но другие конфессии пока не присоединились к проекту»,- рассказал он. Особо рьяные православные проводят стихийную мемориализацию в лесу: ставят стенды с неточной информацией, вешают таблички с безумными цифрами, что во время Голодомора погибло 7 миллионов человек, а в Великую Отечественную 62 миллиона. На общественных слушаниях сотрудники «Мемориала» осудили такие действия, и отец Александр сказал, что поговорит со своим приходом.

Однако все эти проект созданию мемориального комплекса превратится в прожекты, если не будут поддержаны федеральными и городскими властями. Михаил Пиатровский сообщил, что «ведутся активные переговоры». Ясно, что государство не хочет брать на себя дополнительные финансовые обязательства. Но оно может, по крайней мере, придать особый статус охранной зоны Ковалевскому лесу, чтобы там нельзя было построить коммерческое жилье. Государство может также разработать законодательство о мемориальных кладбищах, которого по факту до сих пор нет. Хотя система ГУЛАГА и просто сталинский террор оставили заметные следы на карте нашей страны. Например, такие места захоронений расстреляных, как «Дубовка» в Воронеже, «Пивориха» под Иркутском, «Золотая гора» около Челябинска, «Бутово» и «Комунарка» в Подмосковье, Левашовская пустошь в Ленинградской области. «Нужна политическая воля», -сказал Михаил Пиатровский.

Именно из-за затягивания бюрократами дела по Ковалевскому лесу, «Мемориал» составил письмо в адрес Президента РФ. Дмитрий Медведев идею создания мемориального комплекса в Ковалевском лесу поддержал, но дальше деклараций дело не сдвинулось. «Проблема в том, что у нас нет комплексной программы памяти жертв политических репрессий» - считает сопредседатель Петербургского отделения Всеросийского общества охраны памятников истории и культуры Александр Марголис.

Неадекватную реакцию государство проявило и в отношении сенсационных находок около бастиона Головкина Петропавловской крепости. При прокладке дороги ковш экскаватора зацепил офицерское тело, которое опознали по сапогам и шинели. Оказалось, что нашли две ямы, в которые сброшены около 100 человек. У всех на черепах были харктерные пулевые отверстия на затылках. Самое главное, среди этих 100 человек, 17 или 18 человек - это юнкера Владимирского военного училища, которые были расстрелены после подавления антибольшевисткого восстания Комитета спасения родины 28-29 октября 1917 года. Александр Марголис написал об этом статью, озоглавив ее «Первый остров Архипелага ГУЛАГ». Также предполагается, что там расстреливали и хоронили заложников осени 1918-го, четырех великих князей дома Романовых, которые были казнены в январе 1919 года.

Таким образом, в отечественной историографии должен быть отброшен миф о закрытии Петропавловской тюрьмы «кровавого царского режима» после Октябрьской революции, потому что тюрьма продолжала активно использоваться до конца Гражданской войны. Однако сегодня даже в музее Петропавловской крепости нет отдельной выставки, посвященной истории большевисткого террора. Его нужно отличать от Красного террора, который все-таки имеет какую-то легитимность, как ответ на Белый террор. Большевики начали расстреливать людей сразу же, придя к власти до организации Белого движения в 1918 году.

Археолог Владимир Ильдюшевский раскопал пока что только две ямы, это 30% территории, где были захоронения. Эксперты считают, что есть еще минимум семь ям, и на это потребуется два сезона полевых работ и 100 миллионов рублей. Сейчас кости лежат в простых картонных коробках в не подходящих условиях.

Бюджетная организация Музей Истории Санкт-Петербурга в одиночку не может оплатить все эти работы и нанять необходимых экспертов для опознания останков. Работы, которые уже сделаны, профинансированы, но как заявил директор Музея Истории Александр Колякин: «Не могу порадовать вас. 100 миллионов у меня нет». Все обращения к городской и федеральной власти были проигнорированы. В 2009 году петербургский писатель Даниил Гранин обратился с письмом к городским властям, чтобы привлечь внимание к этой проблеме. К большому удивлению, вице-губернатор Сергей Тарасов  (трагически погиб в том же году) отписался, что это все пустяки, никаких расстрелов там не было.

Кроме трех мемориалов, которые образуют «Треугольник террора» : Ковалевский лес, Левашовская пустошь и захоронения у стен Петропавловской крепости, участники на Общественных слушаниях предлагали сделать мемориалы на Смоленском кладбище, где тоже есть захоронения юнкеров Владимирского военного училища, на Шпалерной 3, где был изолятор для диссидентов в 70-80-ые годы, и в Большом Доме на Литейном 4, где сейчас находится офис ФСБ. Все это в современной России, конечно, не осуществимо, но отдельные проекты типа Ковалевского леса можно реализовать, если государство и общество хочет сохранить память о них. «Могила - часть нашей цивиллизации. Человек может воскреснуть только тогда, когда о нем помнят», - считает Михаил Пиотровский.