Главное сегодня

06/12/2022 ВСЕ НОВОСТИ
29.10.10 16:20
| Просмотров: 137 |

Зачем вы, девушки, голландцев любите?

Анна Малиновская

Ольга Антонова уже привыкла к тому, что телефон в ее доме может зазвонить в любое время дня и ночи. Подобный звонок означает, что в очередной раз какая-то русская (украинская, белорусская и т. д.) женщина попала в беду, и Ольге надо срочно ехать в полицейский участок, переводить, успокаивать, объяснять и помогать. Или кто-то из наших соотечественников, увидев русскую фамилию в справочнике, отчаявшись, звонит совершенно незнакомому человеку с просьбой о помощи.

В начале лихих 90-х Ольга с мужем Виктором и двумя маленькими детьми оказалась в Голландии. За эти годы семья прошла через множество испытаний, но они не теряли веры в себя. Шаг за шагом, надеясь только на себя, путем неимоверных усилий они подняли на ноги детей, построили дом и посадили дерево, словом, вписались в социум. Теперь Виктор - инженер в солидной компании, а Ольга - физиотерапевт, и у нее обширнейшая практика.

Уже 16 лет эта семья живет в Голландии, и их взгляд «изнутри» совсем не совпадает с той радужной картинкой, которая рисуется в умах наших легкомысленных соотечественниц, ищущих счастья в браке с иностранцем. «Почему они сюда приезжают? Почему решаются на такую авантюру? Ведь их обманывают! – горячится Ольга. – Мы уехали тогда только потому, что рушилась великая страна, и была полная безнадега. Но сейчас же этого нет! Почему наши женщины не хотят счастья с простым инженером, водителем, врачом? Нет, подавай им заморского принца! Они хотят все и сразу! А знают ли они, по крайней мере, это так в Голландии, что через интернет знакомятся те, кто совсем не котируется у себя на родине: аутсайдеры, больные и просто убогие».

В Голландии общество жестко структурировано: там есть высшие и низшие классы. Главный критерий – это хорошее образование. Если у тебя есть образование, у тебя будет хорошая работа. Надо сказать, что в Нидерландах очень своеобразная система школьного образования: есть маленькая школа, куда принимают абсолютно всех, там дети учатся до 10 лет. Все это время учителя присматриваются:  детей, которых педагоги посчитали способным, направляют в гимназию, а те дети, на ком учителя поставили крест, идут получать рабочие специальности, и они уже не имеют права поступать в университеты. Более того, те дети, которые не сдали итоговые экзамены, вообще остаются без аттестата. Получается шесть лет жизни коту под хвост, и исправить эту ситуацию никак нельзя. Жизненный сценарий таких детей предопределен. Может быть, это жестоко на наш взгляд, но ведь надо кому-то чистить уборные и подметать улицы.

Кстати, таких, совсем необразованных людей, не так уж и мало. К примеру, Ольга ходит составлять различные документы к одному голландцу шестидесяти лет, который не умеет ни читать, ни писать. Смешно, не правда ли: человек, родившийся в другой стране, пускай и натурализовавшийся иностранец, помогает коренному жителю, когда надо что-то прочитать или написать. А знают ли наши соотечественницы, мечтающие о легких заработках в этой стране, что для того чтобы работать той же уборщицей, необходим диплом о прохождении соответствующего курса обучения?

В Голландии, такой современной и демократической, люди, получившие высшее образование, стараются лишний раз не общаться со своими менее образованными согражданами. Они даже селятся отдельно, потому что от последних можно ожидать чего угодно: в этой среде царят самые дикие нравы. Судите сами: дети русской женщины чего-то не поделили в песочнице с голландскими детьми. Казалось бы, обычная ситуация, которая встречается сплошь и рядом. Однако не тут то было: разгневанная голландская мамаша явилась выяснять отношения. Русская женщина, назовем ее Мариной, не стала выслушивать обиженную мамашу и закрыла дверь, может, она спешила или просто не так хорошо понимала по голландски, словом, Марина попыталась избежать общения.

Дальше произошло следующее: толпа разъяренных голландок ворвалась в дом к Марине, и на глазах малолетних детей ее схватили и поволокли по земле вдоль по улице. Ее избивали, выдирали волосы, били тяжелыми башмаками по груди и в пах. С какой-то маниакальной настойчивостью эти фурии норовили пнуть именно в пах, впоследствии там образовалась обширнейшая гематома. Рыдали в голос испуганные дети, несчастная жертва билась в истерике, она обмочилась от страха. Именно такую картину застала Ольга, которую, как всегда, в экстренном порядке привлекли в качестве переводчика.

Нашим женщинам необходимо понимать, что знакомятся посредством Интернета малообразованные мужчины из низшего слоя общества. «Если то, что я рассказываю, остановит хоть одну женщину, спасет хоть одну жизнь, – говорит Ольга - я буду счастлива. Надо что-то делать, я ведь вижу, что нашими женщинами здесь просто цинично пользуются: часто их используют в качестве бесплатных сиделок, видят в них беззащитную жертву, с которой можно сделать все, что угодно».

Ольге приходилось оказывать услуги переводчика одному голландцу, который устроил из наших девушек настоящую карусель. Она совершенно случайно увидела календарь, где русские женщины были расписаны по дням и месяцам. Ей даже запомнились фамилии некоторых: Дудка и Скрипка. С матерью одной из них Ольге удалось пообщаться по телефону, она уговаривала мать не отправлять дочь в Голландию, но мать вряд ли поверила рассказам Ольги. Мама так радела за счастье родной дочери, что сама нашла ей голландского жениха. Этот голландец, назовем его Якоб, по Интернету знакомился с девушками, затем приглашал к себе. Естественно, каждая из них возлагала на него надежды, старалась ему понравиться и всячески его ублажала. А потом приезжала другая… И все по новой. Не правда ли, замечательно?

В откровенных беседах сами голландцы удивляются, зачем приезжают наши женщины. Зачем связывают свою жизнь с инвалидами и стариками. Посмотришь на такую: и умница, и красавица, и высшее образование есть, а зачастую и не одно, а ходит за, с позволенья сказать, «женихом» как за ребенком, буквально шнурки завязывает, пуговицы застегивает, потому что он болен (нарушена мелкая моторика), а он еще издевается, запирает холодильник, выдает по одной миске супа в день. Неужели все эти мучения стоят того, чтобы когда-нибудь, лет через пять получить вид на жительство?