Главное сегодня

06/12/2022 ВСЕ НОВОСТИ
27.10.10 13:05
| Просмотров: 292 |

Одни на всех

Макар Балдастов

Перепись населения – событие глобальное, в котором принять участие должен каждый россиянин. Корреспондент «Шума» решил не оставаться в стороне – и даже пошел дальше – отправился работать переписчиком.

Работа без обязательств

Основная рабочая единица во время переписи – это, собственно, переписной участок, куда звонят или приходят люди. Конечные результаты зависят именно от их работы. До начала переписи каждый участок имеет «норму выработки» - обычно эта норма составляла примерно 7000 человек. Есть условная норма и у переписчиков – 400 человек за все время переписи (с 14 по 25 октября). Однако количество переписанных человек может быть меньше или больше. В конце концов, выполнил переписчик норму или нет, решает начальник участка.

Впрочем, даже если переписчик сладил с начальством и выполнил норму, неизвестно, когда он получит зарплату и получит ли ее вообще. То же самое и со страхованием – каждый переписчик по идее получил гарантию государственного страхования (что немаловажно при их работе, тем более что ходили переписчики в основном по одному), но соглашение о страховании с прописанными там случаями или суммами выплат в глаза никто не увидел. Кроме того, никто не требовал предоставления трудовых книжек или ИНН при «приеме на работу».

«Мы – люди подневольные», - сетует начальник моего переписного участка. Сам он муниципальный депутат, и его в добровольно-принудительном порядке, мягко намекнув на возможное увольнение в случае отказа, отправили работать на перепись в свой округ. В таком же положении находятся и остальные взрослые работники участка, которых направили туда с той или иной государственной службы. Между тем они вынуждены разрываться между своей основной работой и «подработкой» на переписи – например, участковым, приходилось принимать граждан прямо в помещении переписного участка.

«Мобильные» переписчики, обходившие жилые квартиры, обычно студенты, были освобождены от занятий. Однако и в этом случае был подвох. Трудовой договор, который обещали подписать с ними перед началом работы, они так и не увидели. Обратившись к своему непосредственному начальству после нескольких дней работы, они узнали, что договоры подпишут, когда будет выполнена норма (400 человек).

Не нужно говорить, что такое поведение работодателя вызывает как минимум недоумение. Уже под конец переписи выяснилось, что во всем Петербурге только один работник Росстата имеет полномочия для заключения трудовых контрактов – эта женщина ездила в каждый отдельный участок все те дни, пока шла перепись. Видимо, до нашего участка она так и не добралась.

Так как никаких официальных документов об условиях работы не подписывалось, то рабочий процесс проходит только по устной договоренности с начальником участка и его помощниками. Скажем, график работы «временных работников», то есть студентов, фактически, базовых сотрудников переписного участка, не был нормирован, поэтому приходили они, когда хотели. В свою очередь, работодатель также не держит перед своими «нанятыми» работниками никаких обязательств. Например, начальник переписного участка наравне с нами задавался вопросом, когда будет выплачена зарплата.

Таким образом, статус, права и обязанности «временных работников» так и не были определены. Почти в таком же, если не более отчаянном положении, находились и госслужащие, которых отправили на перепись. Так же фиксировалось, например, не сколько «мобильные» сотрудники переписали реальных людей, а сколько заполненных анкет принесли за день.

Легкие деньги

Естественно, что такое предприятие, как перепись населения – очень удобный способ отмывания денег. Начинается коррупция с того, что нет точных и прозрачных данных по поводу заработной платы – переписчик по разным данным должен получать от 5 до 10 тысяч рублей. Причем, вполне возможно, что все эти данные – правда, просто в разных случаях в карманах своеобразных «посредников» оседает разное количество рублей.

Один из студентов рассказывает, что его вместе с сокурсниками направили на участок, там их по очереди их заводили к начальнику. Предложили такой вариант: «Вы ничего не делаете, открываете карточку в Сбербанке (по идее, для перечисления туда в дальнейшем зарплаты) и отдаете ее нам вместе с пин-кодом и реквизитами, вам тогда засчитывают практику». Молодой человек от предложения отказался, и, по его словам, начальник «не знал, что делать».

Мертвые души

Самое интересное началось за несколько дней до официального окончания переписи. Придя на переписной участок, я обнаружил, что все заполняют анкеты за несуществующих людей. Кто-то, правда, переписывал людей с помощью специальных компьютерных баз, правда, информация в них вряд ли была достоверна. Дело в том, что, как пояснили мне работники участка, эти базы данных были созданы еще в прошлую перепись, и достоверность содержащихся в них данных, мягко говоря, рождала сомнения.

Позже ко мне в руки попались официальные распоряжение Росстата о том, что отказавшихся от участия в переписи граждан можно переписать, воспользовавшись этой самой специальной базой данных. Конечно, в нем говорилось, что переводить виртуальных людей можно только с письменного разрешения самого Росстата, что на первый взгляд выглядело как гарантия конфиденциальности. Однако вместе с тем распоряжением поступило и еще одно – разрешение Петростата (регионального отделения Росстата) на перепись людей с помощью базы данных. «Так они перестраховываются, - рассказала одна из работниц, – Посылают и запрет, и разрешение, чтобы потом, если вдруг что-то случится, ссылаться на тот или иной приказ».

Ту же работу поручили и мне. Оказалось, что в участок пришел приказ о том, чтобы были переписаны все квартиры из индивидуального списка каждого переписчика. Кроме того, участок не успевал реализовать свою «трудовую норму» - что неудивительно, учитывая, в каких обстоятельствах находились его работники. При расчете общего количества проживающих на вверенной участку территории людей, количества работников участка, а также выделенное для переписи время, выходило что-то около 50 человек в день на одного работника.

Даже учитывая, что большинство выполняло эту норму, переписать жителей всех квартир было просто невозможно. Однако Служба государственной статистики требовала стопроцентного выполнения плана любой ценой (то есть, чтобы в каждой квартире были переписаны «люди»), похоже, чтобы позже, на ковре, на всю страну объявить о выполнении генерального плана. А в масштабах большой страны подобная глобальная ложь, пройдя через Росстат, превратится в официальную статистику. Трудно сказать, сколько анкет мы заполнили, но это была не одна тысяча.

Но стоит напомнить, что, собственно, сама концепция проведения переписи не предполагает достоверности предоставляемых сведений. Участие в переписи добровольно, и от респондентов не требуется никаких документов, чтобы доказать свою личность, так что они могут ответить переписчику что угодно, а он будет обязан записать это. Два этих факта в сумме дают ядерную смесь – если по каким-то причинам реально проживающий человек не будет переписан, в его квартиру просто запишут несуществующего человека (или какое-то число несуществующих людей), а он, в свою очередь, может сообщить какую угодно непроверенную информацию, которая потом будет также использована при составлении общей статистики.

Диагноз

Перепись населения – типичный пример «освоения» выделенных на это предприятие средств. Более того, из-за того, что фактическая работа проводится бесконтрольно, то от этого в данном случае страдает население. Социальная политика проводится на основе неправильных, близких к абсурду данных. Впрочем, цифры, видимо, главное в работе сегодняшней власти, так как они очень ловко заменяют реальные результаты. Если у тебя будет отчет с как бы положительным результатом работы, то, в первую очередь, можно оправдать потраченные на нее деньги (речь идет о 17 миллиардах рублей).

В то же время, вертикаль не интересует, какими методами будет выполнена обязательная норма (более того, как я говорил, процесс исполнения никто не контролирует). Чтобы цифры соответствовали норме, все ступени вертикали тихо и незаметно легитимируют фальсификацию любых масштабов ради того, чтобы виртуальные результаты соответствовали заявленным цифрам.

Вертикаль ловко снимает ответственность со своего отдельного работника, так как он может почти всегда перевести стрелки либо на какой-нибудь очередной приказ, либо на вышестоящее начальство. В то же время, ни у кого нет желания нести за что-либо ответственность. Такая схема создает нечто вроде очень длинной и кривой лестницы в небо, по которой почти нереально добраться до ответственного лица.