Главное сегодня

08/12/2022 ВСЕ НОВОСТИ
26.10.10 09:55
| Просмотров: 145 |

Платок раздора

Федор Рахманов

Одновременно в Москве, Казани и Петербурге прошло обсуждение значения хиджаба для мусульманских женщин.

Среди участников дискуссии с самого начала наметился серьезный раскол. Началось все с того, что некоторые присутствовавшие участницы-мусульманки: руководитель Исламского культурного центра в Петербурге Елена Зейнаб Нестерова и президент общественного фонда «Солидарность» Лилия Мухамедьярова объяснили этимологическое значение слова «хиджаб». Оно произошло от арабского слова «завеса» и «преграда». С другой стороны, «хиджаб» переводится также как «защита». «Хиджаб – это не просто одежда, это внутреннее воспитание женщины, ее вера», - уточнила Нестерова. «Хиджаб относится больше к чести и достоинству женщины», - вторила ей Мухамедьрова.

В свою очередь, депутат Законодательного Собрания Петербурга Игорь Риммер сказал, что его «не волнует хиджаб». По его словам, все дело в том, что «сегодня сильны националистические настроения», и в России они вызваны «нерегулируемой миграционной политикой». По этой же причине, считает он, межнациональный конфликт возник и во Франции, где летом запретили ношение хиджаба. Сам Риммер выступает за жесткую миграционную политику. «Но если мы кого-то приглашаем в нашу страну, он должен быть защищен всей силой закона», - считает депутат. Риммер выступил за прекращение межнационального конфликта, добавив при этом, что у него «мусульмане вызывают уважением, потому что они – часть нашей огромной страны».

Автор скандально известной книги «Мечеть Парижской Богоматери» Елена Чудинова сначала согласилась с Риммером в том, что Франция вела неправильную миграционную политику, и эмигранты там находятся в некоей ловушке: «Мусульмане не могут вернуться на родину, потому что там они будут слишком французами, а во Франции им жестко не дают интегрироваться, потому что они мусульмане». Закончила свой монолог она тем, что «Россия никогда не была мононациональной, но в ней присутствовала доминанта православия».

По мнению Нестеровой, Европа в случае запрета хиджабов в ряде ее стран «выступила, как всегда, с политикой двойных стандартов». Также, по ее мнению, наступление в Европе идет именно на ислам.

Эксперт Центра евразийских и международных исследований Казанского университета Яна Амелина рассказала о том, что три года назад, когда она впервые приехала в Казань, такого количества женщин в платках не было. «Дело не в хиджабах, а в политической окраске, которую придают этому процессу». По ее мнению, «хиджабизация», как окрестила этот процесс Амелина, происходит в Поволжье в связи с приходом радикального ислама. На ее реплику Риммер ответил, что, даже если это и так, то запретом хиджабов власти только загонят проблему радикализма глубже, и это сулит большими проблемами в будущем. Чудинова припомнила, как в эфире «Эха Москвы» ее оппонент Орхан Джемаль заявил, что «Россия станет моноконфессиональной страной, то есть исламской», а также то, что недавно о проблеме культурной интеграции публично заявила канцлер ФРГ Ангела Меркель.

Продолжив, Елена Чудинова перешла к более громким заявлениями, сказав, что «Россия является частью Европы», и что «Россия – христианская страна, а европейские страны – ее братья». Позднее она призналась, что она по своим взглядам относится к движению «западников», но при этом «патриот своей страны». Также одна из слушательниц телемоста обличила Чудинову в том, что она исповедует католицизм, на что Чудинова посмеялась и заявила, что она это «ни от кого не скрывает». В свою очередь Зейнаб Нестерова предостерегла Чудинову, сказав, что «мы занимаемся опасным делом, пытаясь расчленить Россию на различные меньшинства».

Одна из слушательниц в Казани в ответ на высказывания Чудиновой провела интересную параллель: по ее мнению, отношение россиян к исламу демонстрирует тот факт, что в 2008 году в голосовании «Имя России» был выбран Александр Невский, проводивший антизападную политику при поддержке митрополита Кирилла. Перед смертью Невский якобы «дал завет своим потомкам о том, что латинщики хуже татар». В ответ Чудинова сказала, что она «за мир с Западом, за родственность с Западом», потому что «нам от Запада никуда не деться».