Главное сегодня

06/12/2022 ВСЕ НОВОСТИ
14.10.10 11:10
| Просмотров: 190 |

Женское дело

Федор Рахманов

Боевой прапорщик Марина Зайцева рассказала, как в армии относятся к женщинам.

В армию Марина Зайцева попала еще в конце XX века, на рубеже 80-х и 90-х годов, когда начала работать в советской части, расквартированной в Германии, дизайнером. «Компьютеров тогда еще не было, и дизайнеры были на вес золота», - объясняет Зайцева. Позже она параллельно начала службу связистом.

«Служащие в армии женщины страдают в первую очередь от сексуальных домогательств», - заявила Зайцева и вспомнила, как ее, уже во Вторую чеченскую кампанию, под дулами автоматов рядовых затащил к себе в кабинет начштаба полка спецназа, в котором она работала. «В кабинете он спросил: как будем расплачиваться? За свою должность, за то, что я воевала в Чечне, я должна была заплатить от 40 до 60 тысяч рублей, или вступить с начальником штаба в половую связь», - рассказывает Зайцева. Когда спецназовец затащил ее к себе в кабинет во второй раз и начал приставать, между ними произошла драка. И все это притом, что в том полку она служила вместе со своим мужем.

После конфликта она попросила перевести ее в другую часть, так началась служба в Ленинградском Военном округе; ее мужа также перевели на другое место службы - в Улан-Удэ. Однако, как говорит Зайцева, личного дела у нее не было – официально оно было потеряно. Так что первые 11 месяцев, что она прослужила в ЛВО, ей не выплачивали зарплату и отказывались записать в личный состав.

Кроме того, у женщин есть и карьерные барьеры. «За 20 лет службы я так и не смогла стать офицером», - негодовала Зайцева. Она также рассказала про свою знакомую, которая была уволена за то, что, когда служила начальником склада в части, отказалась записывать недостачу, которой на самом деле не было. «В ходе реорганизации армии, которая длится уже десять лет, командиры частей на двузначных приказах Минобороны зарабатывают себе миллионы», - разъяснила Зайцева.

По словам Марины Зайцевой, сейчас идет уже третий виток реорганизации армии. Кстати, как утверждает женщина-прапорщик, в ходе него был выпущен секретный приказ без номера, который приписывает командирам частей избавляться от служащих в армии женщин, заменяя их контрактниками или срочниками. Всего в армии служит 90 тысяч женщин, и к концу реорганизации их должно остаться только 33% от сегодняшнего числа.

«В 36-ой армии, размещенной в Улан-Удэ, уже начали выполнять этот приказ», - уверена она. Зачем российская армия избавляется от женщин? Дело в том, что при увольнении только три категории военных имеют право на социальные льготы, пенсию и жилье: уволенные по выслуге лет, состоянию здоровья или в ходе штатных мероприятий. «Так как многие к концу службы получают много профессиональных болезней, по состоянию здоровья почти не увольняют», - уточнила Зайцева. Социальное пособие в связи с «заменой» не выплачивают, делает она логичный вывод. «Таким образом, министерство обороны, которое является банкротом еще с последней чеченской кампании, пытается исправить свое положение. В первую очередь это касается жилья», – полагает прапорщик.

В 2008 году ее перевели в Улан-Удэ, к мужу. Но тот, к тому моменту дослужившийся до подполковника, подал на развод. Зайцева осталась одна с тремя детьми. Потом она попыталась добиться перевода обратно в Ленобласть, чтобы быть ближе к своей старой больной матери, но ей было отказано. Тогда она подала в суд иск о нарушении ее законного права (в дополнение к которому вышло еще и распоряжение президента) на перевод в часть, расположенную рядом с родственниками, за которыми требуется уход.

Сначала иск отклонили, но на сегодняшний день Зайцева уже подала кассацию. «А если военный обращается в прокуратуру, его делают изгоем», - пояснила Зайцева. Сейчас она в Петербурге по праву отпуска, которого она, кстати, тоже добилась в суде. Но ей нужно ехать обратно: «Чтобы не стать преступником, я должна вернуться в Улан-Удэ. Пока за моей мамой будет ухаживать 16-летняя дочь».

Сейчас в планах Марины Зайцевой добиться через суд права на получение выходного пособия, пенсии, а самое главное – недвижимости, за которую, с другой стороны, не менее яростно борется министерство обороны.