Главное сегодня

05/06/2020 ВСЕ НОВОСТИ
08.10.10 13:45
| Просмотров: 139 |

Жадность не пахнет

Тарас Вишнев

Гордон Гекко (Майкл Дуглас) после продолжительной отсидки в американской тюрьме выходит на свободу. По ту сторону решетки его никто не встречает. Морально выжатый Гекко пишет книгу, более-менее успешно ее продает и читает лекции молодым и амбициозным ребятам, проповедуя уже историческое: жадность – это хорошо.

Прогремевший в середине восьмидесятых «Уолл-стрит» покорил весь земной шар, каждое местечко, где слышали о торгах, акциях или мечтали услышать, нырнуть в мир, полный денег, славы. Оливер Стоун снял кино, принесшее Майклу Дугласу премию «Оскар», а Гордон Гекко до сих пор для многих остается кумиром и небожителем. Первый фильм, кто помнит, заканчивается хорошо, злой отправляется в тюрьму, однако плохой Гекко или нет – каждый зритель решает для себя индивидуально. «Деньги не спят» сулили рассказать о финансовом кризисе, поглотившим США, а за ними весь честной мир. Гордон Гекко пришелся кстати в наше неспокойное время, и до чего же стало обидно, когда в течение двух часов Стоун заставил наблюдать второсортную мелодраму, историю о том, как папа любит дочку, а дочка не может простить папе всякое, в том числе смерть брата.

Музыка, игра актеров, работа оператра – все, на чем стоит остановиться, опустим, акценты в новом фильме Оливера Стоуна следует расставить не там. Фильмов, которые рассказывали бы о финансовом кризисе, до сих пор мало, их нет. Главную проблему XXI века исключили из кино. С одной стороны американский кинематограф сильно завязан на власть, с другой – не каждый зритель сможет вникнуть в экономические тонкости. Последний аргумент стал, видимо, решающим, после чего Стоун запустил продолжение «Уолл-стрит» в том виде, в котором мы видим его на большом экране. Режиссер сказал в одном из интервью, что вырезал целый кусок про страховые манипуляции, испугавшись зрителя, которые мог не понять финансовые премудрости.

Слово «пузырь» - главное слово фильма. Пузыри разные, в том числе финансовые, лопнув, обрекли тысячи, если не миллионы людей на нищету. Закадровый голос героя ЛаБефа идет в противовес удачным остротам Гекко – кто-то, а Майкл Дуглас – прошло двадцать лет – нисколечко не изменился, все тот же жулик, умеющий заворожить толпу и вбить в головы «умные» небылицы. Стоун создавал философское кино, а на выходе мы видим драму, без интриги, без внятной истории. Кажется, ради возвращения Гордона Гекко задумалась вторая часть, а Шаиа ЛаБев заменивший Чарли Шина (он появляется на несколько секунд в кадре) – повод назвать кино «новым».

Оливер Стоун говорит, что перед съемками фильма, во время их, встречался с известными американскими финансистами, чьи имена на слуху, с теми, кто умеет делать большие деньги буквально из воздуха. Даже Майкл Дуглас признался, что играл на бирже. Личный опыт, судя по фильму, не пригодился. «Уолл-стрит» - фильм не о бирже, акциях, падении или росте. Фильм о взаимоотношениях поколений, продолжение «жадности» Гекко. До сих пор никто не опроверг, что жадность – это хорошо, но жадность в кино – плохо.