Главное сегодня

29/09/2020 ВСЕ НОВОСТИ
18.09.10 16:45
| Просмотров: 294 |

Арест не испугал

Павел Смоляк

Председатель Санкт-Петербургского РНДС Андрей Пивоваров должен был провести две недели под арестом. Ни у кого не было сомнений, что заказ чиновников Смольного милиционеры выполнят «на отлично», Пивоваров почувствует все «радости» тюремной жизни. ПАВЕЛ СМОЛЯК, «проводивший» Пивоварова в казематы, встретил политика на свободе и собрал по крупицам события во время ареста.

Андрея Пивоварова доставили в межведомственный изолятор временного содержания на Захарьевской улице в Санкт-Петербурге. Два милиционера – старший лейтенант и сержант – проводили политика внутрь дряхлого здания. Руки Пивоварова стягивали наручники, милиционеры были вооружены. Председателя петербургского отделения Российского Народно-Демократического Союза (РНДС) вели в камеру, как известного опасного преступника. Наконец, Пивоварова избавили от наручников и показали место в узкой хате. Дверь закрылась и Андрей, не привыкший к тюремной камере, произнес: «Здравствуйте!». К нему тут же потянулись руку других заключенных.

Приговор Андрею Пивоварову судья Алексей Кузнецов вынес, если вчитаться в решение суда, гуманный. Он так и написал в решении, мол, Пивоваров обвиняется по статье впервые, поэтому не заслуживает максимального наказания, приговор: четырнадцать суток, максимум – пятнадцать. На следующий день после оглашения приговора Пивоварову, Алексей Кузнецов продолжал работать, рассматривал дела других оппозиционеров, но никто не получил наказания, все были оправданы, а сам мировой судья заявил, что уходит в отпуск. К делу Андрея Пивоварова он возвращаться более не хотел.

В штаб-квартире петербургского «Яблока» собралось экстренное совещание. Присутствовали почти все кристаллики политического калейдоскопа Петербурга, не было только представителей ОГФ, видимо, их не сильно волновала судьба Пивоварова. Не удивительно, ведь ОГФ в угоду власти проводит акции в противовес митингам Андрея Пивоварова.

Собравшиеся вечером в «яблочном» офисе решали, как бороться за освобождение Пивоварова. Шли вторые сутки ареста Андрея. Утром, на следующий день после решения судьи, у изолятора началась серия одиночных пикетов. В течение четырех часов разные люди выходили с плакатами и требовали немедленно выпустить Андрея Пивоварова. Милиции было много. Люди в форме переписывали данные пикетчиков, но акции не препятствовали, было видно, что хотели встать рядом, но не позволял милицейский устав. В это время Пивоварова вызвали из камеры. Под дулом автомата политик вышел в мрачный коридор и положил руки высоко на стену, ладонями к глазам конвоиров. Пивоварова наспех обыскали, похлопав по телу, деликатно обходя причинные места, приказали следовать в медицинский кабинет. В комнате с отчетливым запахом мяса его ждал врач. Он попросил подождать, покамест разбирается с другими. В очереди были две девушки и один узбек.

- Руку давай! – небрежно бросил врач. Желание медика Пивоваров раскусил сразу.

- Я не буду сдавать вам кровь, - сказал политик. Тюремный доктор немного протрезвел. Пивоваров глазами указал на медицинские инструменты и волосатые руки врача. Доктору колол всех одной иголкой, шприц тоже был один.

- Самый умный?

- Не глупый, - Пивоваров стоял на своем решении. Воля, принципиальность политика – главные причины почему он здесь. Будь Пивоваров чуть гибок, вряд ли его посадили бы в изолятор, поставили в очередь с проститутками и в приказном порядке требовали отдать миллилитры драгоценной жизни.

Андрей Пивоваров сомкнул губы и ждал ответа медика. Врач спросил фамилию политика, и, стоило услышать: «Пивоваров», пришел в ярость.

- Это из-за тебя там с плакатами стоят?! – пунцовел белохалатник.

- Да, - тут Пивоваров разошелся в улыбке. Связи с миром не было, но теперь он знал, что не один, его не бросили подыхать в питерской камере, за него бьются, и он обязательно выйдет.

Огласив мат, врач выгнал Пивоварова обратно в камеру.

Самое драматичное в аресте Андрея Пивоварова - не срок его ареста, а то, что заключение пришлось на день рождения лидера питерского РНДС. Если бы Пивоварова досидел до конца, то личный праздник он встречал бы в камере с чаем и кусочками сахара, хотя политику сразу по приезду в камеру огласили меню. Водка стоила 400 рублей, а девушка на ночь – 2000 рублей. Пять бутылок водки или одно женское тело таджички, ожидающей депортацию на родину. Пивоваров сделал вид, что не слышал предложения нехороших милиционеров, тем более что настало время ужина. Через квадратное окошко на специальную подставку черная рука ставила миски с баландой. Еду в изоляторе развозили исключительно негры.

В штабе «Яблока» Пивоварова назвали «питерским Ходорковским». Человек пятьдесят думали над планом освобождения товарища. Четырнадцать суток – не так уж много, если сравнивать, сколько времени в тюрьме (незаконно) провел лидер «яблочников» Максим Резник. Когда Пивоваров оказался на свободе, первым, кто его встретил, был тот же Резник, пришедший в суд в качестве свидетеля. По иронии на митинг в рамках «Стратегии-31» Максим пришел впервые 31 августа и сразу попал в свидетели, но было не до шуток, до освобождения Пивоварова оставались сутки, и никто не знал, что свобода рядом. Резник, например, был уверен, что Андрею придется отсидеть весь срок. Приговор Пивоварова – заказ власти, закон бессилен.

В камере с Андреем сидел 73-летний старик Юрий Михайлович. Нелепый случай. Жить на пенсию невозможно, приходится подрабатывать. Он – водитель. Выезжал, случайно поцарапал чужую машину, не заметил, уехал. Ему приписали, дескать, покинул место ДТП. Лишение водительских прав или арест. Старик выбрал арест, потому что без «прав» - голодная смерть.

В суд Пивоварова привезли под строгим присмотром. Пять сотрудников милиции и два судебных пристава. Вооружены. Перед тем, как привести политика в зал суда, все входы и выходы были перегорожены, но друзьям Пивоварова удалось проникнуть сквозь запреты, путь Андрея до зала суда прошел под аплодисменты.

Он сидел в клетке, но люди в форме все равно не спускали с него глаз. Особо опасный преступник – промыли мозги чиновники. Те, кто сидит в больших кабинетах, любят врать, выдумывая, что, если в стране люди выходят протестовать, значит, их купила западная разведка. Стоит спросить: а как же живет средний милиционер, - и тут же, по их логике, он оказывается американским наймитом.

Судья запретил съемку, попросил добрую часть зрителей удалиться из зала, в котором вмешалось, дай Бог, человек тридцать. Тихо, словно засыпая, молодой судья шептал себе под нос материал дела. Как и судья Кузнецов, судья Куйбышевского суда отклонил все ходатайства защиты, без лишних вопросов, стремительно покинул зал суда, совещаться в одиночестве с телефонной трубкой. Судья вернулся с тем же белым лицом, отрешенным взглядом и бровями тюремщика. Нудное чтение вслух и – наконец! – «немедленно освободить в зале суда». Пивоваров не верил своим ушам, он удивился, как и все в зале, свобода пришла скоро.

Андрей Пивоваров стоял в прокуренном коридоре суда, без ремня и шнурков.

- Какие ваши планы теперь? – спросила дотошная девушка с каштановыми волосами.

- 31 октября выйти на митинг, - сказал Пивоваров, не задумываясь.