Главное сегодня

16/10/2019 ВСЕ НОВОСТИ
12.05.10 11:25
| Просмотров: 64 |

Новая жизнь Новой Голландии

Екатерина Буркова

В пресс-клубе «Зеленая лампа» во вторник обсудили проведение очередного конкурса на реконструкцию архитектурного ансамбля Новая Голландия. В прошлом году по причине банкротства инвестора Шалвы Чигиринского все работы в Новой Голландии были приостановлены. Дальнейшая судьба одного из важнейших культурных памятников Санкт-Петербурга осталась под вопросом.

Многие из сооружений, относящиеся к Новой Голландии, являются памятниками архитектуры федерального значения, поэтому при составлении проекта реконструкции важно было не нарушить границы объектов, находящихся под охраной. Тем не менее, в ходе работ, проводимых в рамках реализации проекта Норманна Фостера, победившего на конкурсе в 2005 году, были снесены некоторые постройки, которые представляли собой определенную историческую ценность – такие как опытовый бассейн, здание радиостанции, лаборатория Д.И. Менделеева. Кроме того, после отказа от проекта Фостера никто не позаботился о консервации «раскрытых» зданий, в результате чего они подвергались разрушительному воздействию дождя и снега.

Вопросов в ходе дискуссии экспертов оказалось гораздо больше, чем ответов. Например, стоит ли в процессе реконструкции заниматься освоением подземного пространства (проект, принятый в 2005, предполагал строительство новых зданий, торговых площадей, гостиниц, подземного паркинга). И хотя большинство присутствующих довольно однозначно высказались по этому поводу, некоторыми было замечено, что острую проблему парковочных мест никто не отменял, и отказ от задумки Фостера не говорит в пользу того, что в новом проекте не будут фигурировать планы по подземной застройке. Спорили о том, насколько обязательно было сносить исторические постройки. Почти единогласно пришли к выводу, что потерь можно было избежать, если бы была проведена полноценная экспертиза, не только архитектурная, но и историко-культурная. Впрочем, как заметил Борис Матвеев, заместитель начальника сектора организации государственных экспертиз Комитета по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры Правительства Санкт-Петербурга, снести здания нужно было для того, чтобы окупить основную стоимость реставрационных работ. К тому же, в представленных исследованиях не было однозначности по поводу того, что нужно было считать объектами особой исторической ценности.

В конце заседания слово неожиданно взял бывший петербургский координатор проекта Дмитрий Хайкович, выступление которого стало сюрпризом и для журналистов, и для тех, кто сидел за круглым столом. Он поведал присутствующим, что во многих неприятностях, произошедших с Новой Голландией, виноваты представители московского менеджмента ООО «Новая Голландия» (дочернее подразделение московской компании «СТ групп», принадлежащей Чигиринскому). По прямым директивам москвичей были проведены строительно-монтажные работы, в результате чего были уничтожены ценные элементы интерьера, разрушены перекрытия и часть деревянных стен, лестницы. Плюс ко всему, рабочие начали проводить усиление фундамента, которое так и не было завершено, благодаря чему возникла угроза целостности исторических корпусов. Охранные предписания КГИОП при этом игнорировались. Хайкович заверил прессу, что у него есть доказательства в виде документов, которые он собирается отдать на изучение в КГИОП. Не совсем понятно, правда, почему он не сделал этого раньше.

«Инвестиционное предложение Чигиринского изначально стопроцентное жульничество», - заявил сопредседатель Санкт-Петербургского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры Александр Марголис. По его подсчетам, предложенная цена была абсолютно несообразна, даже предварительные расчеты ориентировали инвесторов на значительно более крупную сумму. Марголис полагает, что к Новой Голландии вообще неприменимо такое понятие, как инвестиционный проект.

Разобравшись с тем, кто виноват (благо, виновные были неожиданно, но крайне своевременно найдены), перешли ко второму этапу обсуждения, традиционного для русской полемики: что делать дальше. Ведь, согласно сложившейся ситуации, работы по реконструкции были прекращены не только по причине банкротства, но и из-за действующего законодательства, вследствие которого на данный момент проект находится в правовом «тупике». Закон о границах охранных зон запрещает любое новое строительство на территории Новой Голландии. И пока идут разбирательства, архитектурный комплекс продолжает подвергаться разрушению. Присутствующими экспертами допускалось, что ради сохранения памятника такого масштаба закон может быть и должен быть изменен. Шаги в этом направлении уже делались, и есть надежда, что к концу лета будет объявлен новый конкурс.

Итогом обсуждения стали условия, которые должны быть заложены в задании нового конкурса, чтобы избежать уже совершенных ошибок. Вывод был очевиден: сначала нужно провести все возможные исследования и экспертизы, а потом считать деньги. Есть еще одна проблема, о которой нельзя не упомянуть. Здания Новой Голландии – это не только объекты культуры, но и объекты недвижимости. И большая часть этих объектов находится в ведении РФ, а не Санкт-Петербурга. Соотношение федеральных и региональных объектов примерно 85 к 15. Получается, что городские власти не могут влиять на какие-либо окончательные решения в отношении памятника. По этому поводу эксперты высказались безапелляционно: «Новая Голландия – эмблема нашего города, и какие-то федеральные чиновники не могут принимать решения без согласия Петербурга. Мы имеем право и обязаны знать, что там происходит». 

Справка

Территория Новой Голландии – треугольник, ограниченный рекой Мойкой и двумя каналами – Крюковым и Адмиралтейским. В 1732-1740-х гг. по проекту архитектора И.К. Коробова на острове построили деревянные склады для хранения корабельного леса. В дальнейшем деревянные сараи решили заменить каменными. В 1828-1829 гг. на западной оконечности острова строится трехэтажная Арестантская башня-тюрьма, в 1849-1852 – к востоку от тюрьмы появляется здание кузницы.