Главное сегодня

27/01/2020 ВСЕ НОВОСТИ
15.09.10 09:45
| Просмотров: 1250 |

Вечером арест

Павел Смоляк
фото: livejournal.com

Лидер Санкт-Петербургского Российского Народно-Демократического Союза (РНДС) Андрей Пивоваров во вторник был приговорен к 14 суткам ареста. Судья признал его виновным в неповиновении законным действиям сотрудников милиции на митинге 31 августа. ПАВЕЛ СМОЛЯК, случайно оказавшийся рядом с Пивоваровым в последние часы политика на свободе, воочию увидел, как в России рождаются политические заключенные.

На моих глазах политику Андрею Пивоварову заломили руки, запястья легли в стальные оковы, милиционер приказал идти вперед. Пивоваров, не снимая улыбки с лица, шагнул вслед за другим милиционером. В отличие от сержанта, старший лейтенант – мужчина лет под сорок – оглядывался назад и не убирал ладонь с кобуры, пистолет грел руку. Пивоваров улыбался в знак протеста, более абсурдной ситуации придумать было в ту минуту невозможно…

Можно предположить, что расчет судьи был прост: он не хотел лишней огласки. Андрея Пивоварова пригласили в суд, наплели какие-то формальности, сказали, как часто бывает, что вопрос займет несколько минут. Когда Пивоваров пришел «для формальности» над ним устроили настоящее судилище. Я тоже попал в суд случайно. Пивоваров позвонил и позвал сходить с ним за компанию. Долго уговаривал, говорил, что все займет «максимум тридцать минут». В итоге я сдался, суд был через два квартала от дома, тем более что Пивоваров уже сидел на скамейке возле подъезда и читал газету «Коммерсант».

31 августа его задержали на митинге около Гостиного двора. Андрей Пивоваров был одним из трех организаторов мероприятия, поэтому не мог не быть 31 числа на площади Свободы – именно так прозвали пятачок возле станции метро. Митинг обещал много сюрпризов. Конечно, Андрей не думал, что ему светит 14 суток. «Стратегия-31» у Гостиного двора в Петербурге впервые собрала около тысячи человек. Акция продолжалась два часа и стала ярким событием в политической жизни Петербурга. Милиция и городские власти потерпели поражение. В отделении милиции, куда доставили Пивоварова, всем задержанным под копирку вменяли одни и те же правонарушения. Оппозиционеры в таких случаях ухмыляются, как правило, суды не обращают внимания на филькины грамоты милиционеров и признают оппозиционеров невиновными, тем более в чем они виноваты? В том, что воспользовались конституционным правом на мирное собрание?

История Пивоварова переплетается с недавним случаем уголовного преследования Сергея Мохнаткина. Провинциальный дядя случайно оказался 31 декабря на Триумфальной площади, вступился за пожилую женщину, которую волок по мерзлому асфальту будущий полицейский, угодил в отдел милиции. Был настойчив, требовал справедливости, обвинял милиционеров, за что единственный из задержанных на митинге просидел до 1 января, встретив Новый год за решеткой (Пивоварову предстоит встреть в казематах День рождения - 23 сентября). Через несколько месяцев из потерпевшего Мохнаткин превратился в обвиняемого, нечестными словами был заманен в отделение милиции, конец истории совсем печальный. Сергею Мохнаткину дали 2,5 года колонии за якобы пощечину милиционеру. Андрей Пивоваров, как решил судья, просто не подчинялся требованиям милиционеров. Вижу, как Мохнаткин, читая эти строки, мечтает оказаться на месте Андрея, ведь 14 суток это не 2,5 года.

Пивоваров по пути в суд рассказывал, что его могут арестовать, но говорил в шутку, не верил до конца, что такое возможно. Он не нарушал закон, ни от кого не прятался, сотрудникам милиции на митинге не сопротивлялся. Пивоваров реально верил, что появившаяся накануне информация о специальных списках, по которым будут сажать оппозиционеров, чей-то розыгрыш. Я верил, что все возможно. В Москве уже месяц на 3-4 суток приговаривают оппозиционеров. Отсидел лидер «Левого фронта» Сергей Удальцов, его коллега Константин Косякин (члена триумвирата организаторов «Стратегии-31» в столице), почти 7 суток на нарах провел пожилой правозащитник Лев Пономарев, доктор наук, на минуточку.

- Пять суток точно, - сказал я Пивоварову. Мы пришли в скромное здание судебного участка № 203. Я был не первый раз в этом крохотном уголке. Напротив нас сидели пожилые люди, у них были свои процессы, судились по жилым метрам.

Пивоваров отшучивался, но вдруг сказал:

- А сейчас не смешно.

Секретарь судьи выглянула из кабинета и позвала судебного пристава. Парень в тяжелой амуниции прошел внутрь.

- Вызывают конвой, - сказал я. Пивоваров пожалел, что отдал паспорт. Я острил: - Сейчас, наверное, поражаются: сам пришел.

- Не шути, - бодро сказал Андрей.

- Ты проверь. Посмотри в глаза приставу, когда он будет возвращаться, все поймешь.

Пивоваров, естественно, меня не послушал, но я себе верю, посмотрел в глаза пристава. Они старались смотреть в сторону. Пристав вернулся в служебную конуру, начал собирать вещи, установил на груди рацию, из-под стола достал дубинку – единственное оружие. Пристав боялся Пивоварова, странно, с дрожью, предвкушая побег оппозиционера, реагировал на простые движения политика. Листок бумаги приставу показался острой бритвой.

Когда Андрей Пивоваров вошел в зал суда, исход дела был предрешен. Пристав не спускал глаз с лидера питерского РНДС. Я ждал конвой, а Пивоваров все надеялся на розыгрыш. Мировой судья Алексей Кузнецов не производил вид живодера. Он, скорее, был винтиком в системе, ему не хотелось терять работу, перечить начальству, сытое место устраивало. Кузнецов вошел в книгу рекордов питерских судов. Однажды умудрился за месяц рассмотреть 1155 дел. И это при загруженности судей. К делу Пивоварова Кузнецов был готов. Впереди – арест.

Секретарь суда нервничала. Стрелка часов приближалась к концу рабочего дня, а судья Кузнецов вступал в спор с Андреем Пивоваровым. Со стороны казалось, что судья пытается найти законные основания признать Пивоварова виновным, найти лазейку в показаниях милиционеров, сделать так, чтобы не брать грех ареста на свою душу.

Пивоваров заявил три ходатайства. Первое о переносе слушания дела в другой район.

- Пишите, - сказал судья. Пивоваров писал просьбу, а секретарь и пристав переглядывались. «Как же, - говорили их лица, - в другой район? Ведь вечером арест».

Все ходатайства Андрея судья Алексей Кузнецов отклонил. Делал это нерешительно, долго замыкаясь в себе. По каждому давал пространные объяснения, словно извинялся, что вынужден отказывать оппозиционеру.

Сержант и старший лейтенант милиции ввалились в зал к концу второго часа заседания. Судье пришлось перенести два чужих дела на завтра. Суд над Андреем Пивоваровым затянулся. «Хочу домой», - пищала секретарь. Милиционеры развалились на скамье, пристав задышал, как нормальный человек.

Кузнецов искал несостыковки в материалах административного дела. Повторял: «Какой высокий штиль! – это читал рапорты милиционеров. – Наша милиция образовывается». Вообще, Кузнецов показал себя знающим человеком. «К сожалению, на работе интернета нет», - сообщил он, однако сеть любит: смотрит видео и фотографии с митингов, в том числе со «Стратегии-31», заходит на оппозиционные сайты и знает цену футболки с числом «31». Я смотрел на судью: как же он похож на председателя Комитета по культуре Антона Губанкова! Тихая, спокойная манера говорить, никакой злости, даже служба одним чиновникам-упырям объединяла судью и главу комитета. Судья Алексей Кузнецов пояснял Пивоварову, смотрел на милиционеров, давал им советы, невзначай, словно лектор Университета.

Пивоваров старался оправдываться, фактами защищал свою позицию. Обвинения были абсурдны. Якобы он оказывал сопротивление сотрудникам милиции. Вздор! Я помню, как задерживали Андрея Пивоварова 31 августа. Я стоял рядом с сотрудником милиции, в тот миг по рации поступил приказ задержать Андрея, который просто стоял на площади Свободы. Пивоварова уже знали, власть показала трусость, Андрей стал мишенью, красной тряпкой, в нем увидели угрозу. Пивоваров не сопротивлялся. Его взяли под руки два милиционера и уважительно повели в автобус. Лидер петербургского РНДС улыбался (фото ниже). Пивоварову незачем буйствовать. Не подросток, окончил Университет, аспирантуру, работает на хорошей работе и главное – на себя, никому не должен. Политик Пивоваров – это, прежде всего, закон.

Судья Кузнецов в последний раз пронзительно посмотрел на Пивоварова. «Ладно, - сказал он, голос задрожал. Судья выдержал паузу. – Четырнадцать суток».

Кузнецов огласил приговор и немедленно сорвал с себя мантию. Точно судорога схватила его пальцы. Он рвал пуговицы, хотел освободиться от черного позора на плечах, и, высвободившись, убежал в совещательную комнату, попросил подождать постановления в коридоре…

Милиционер скрипел зубами.

- Я из-за вас должен в свой выходной выходить, - торжествовал он, вспоминая 31 августа. Маленькая победа милиционера. Его покойный выходной был отомщен в день 45-летия президента Дмитрия Медведева.

По мнению судьи Алексея Кузнецова, на этой фотографии Андрей Пивоваров злостно не повинуется сотрудникам милиции