Главное сегодня

04/06/2020 ВСЕ НОВОСТИ
14.09.10 14:55
| Просмотров: 244 |

Судьбы переломанных носов

Роман Бурый

В журнале «Знамя» вышла скандальная повесть «Исход», написанная антифашистом, скрывающимся под псевдонимом Dj Stalingrad.

Итак, первый вопрос: протест это или нет? Вообще интересно, что в журнале, который подпитывают государственные гранты, вышла анархическая вещь. Если говорить о художественных формах романа, то ничего нового в литературу он, действительно, не привнес. Исповедальная форма дневника существует в романтической традиции с XIX века. Говорить об употребление инвективной лексики тоже не новость. Начиная с Генри Миллера, Фердинанда Селина и Берроуза, а в русской традиции с Эдуарда Лимонова и Владимира Сорокина этим не удивишь. Но это повесть - репортаж с полей гражданской войны. С войны, которую не замечают обыватели. Это уличная битва разгорается, когда начинаются сериал «Папины дочки» и программа «Время».

Описания жизни политических активистов становится уже трендом. Можно вспомнить нашумевший роман Захара Прилепина «Санькя». Поэт Алексей Цветков пишет в том же «Знамени», что Прилепин и DJ Stalingrad «писатели одного поля, но не одного уровня». И хотя у Прилепина и заканчивается роман захватом ментовки и здания мэрии, но описаний насилия не так много, как в повести «Исход».

DJ Stalingrad привнес много документалистики в прозу и попытался описать жизнь в субкультуре «красных скинов» как она есть. Вот выходят 50 человек с одной стороны и 100 человек с другой в каком-нибудь провинциальном городке и начинается мочилово: выбиваются зубы, ломаются руки, кого-то бьют арматурой по башке, а потом оставшиеся сидят на пне в лесу пьют водку из горла и едят хлеб. Это жестокая жизнь улицы. Так живут маргиналы и отбросы общества. Но это лучше, чем прозябать в неведение роботов, выполняя механически схему: дом-работа-телевизор-семья-магазин-дом.

Вспоминается еще один роман-эссе о нашей современной жизни «Бренд» Олега Сивуна (впервые опубликованный в другом «толстом» журнале, «Новом мире»). В десятках эссе Сивун попытался оссмыслить из чего состоит жизнь современного обывателя и альтернативщика. Молодой питерец приходит к выводу, что в принципе эти образы жизни похожи и различаются только в мелочах. Например, я выбираю «Пепси», а ты «Кока-Колу». Клево! У нас есть выбор!

Герой Сивуна – мизантроп и находится как бы во внутренней эмиграции. Предельный одиночка, радикальный эгоист, встроенный в Систему. Он, конечно, систему не критикует. Он доволен, он пользуется комфортом, покупает айфоны, заказывает пиццу на дом, ходит на выставки Энди Уорхола. DJ Stalingrad показывает другой типаж, характерный для молодежи нулевых. Он не принимает это поколение удачливых яппи и циничных опричников из ментовки:

«Ненавижу всех этих людей, все это поколение ебаное. Все, кто вырос в девяностые. Вонючие мудаки. Знаете, наши дела, и дело Феди тоже, их все вели какие-то двадцатипятилетние упыри или даже младше. Меня допрашивали вообще люди 88-го года рождения. Одетые по этой своей гадкой моде, в каких-то куртках мудацких, с прическами, как у голубых, они были неотличимы от тех людей, которых мы били все эти годы. И фразы, и язык тот же, шутки убогие, приколы из Интернета. Они острили и заигрывали с Катей, девушкой Феди, на допросах через день после его убийства. Блять, в печь этих скотов, в Освенцим, никого не жалко, все поколение, всех, кому от двадцати до двадцати пяти, можно и меня за компанию, ладно. Жадные, тупые, жестокие, беспомощные, циничные, трусливые — надеюсь, Третья мировая война сотрет сучье племя с лица земли»

Эти люди не нашли себе места «в капитализме». Возможно, они даже закончили вуз. Но они вдруг понимают, что жизнь скучна сама по себе. Персонаж Сивуна тоже говорит, что жизнь скучна. Но он от этого тащится. Для него жизнь должна быть скучна, потому что он не верит в изменения. Можно сказать, что пессимистичный герой Сивуна отрицает жизнь, а герой повести «Исход» ищет драйва, жизни, энергия бьет из него ключом. Это такой ницшеанский сверхчеловек.

Он выбирает себе очередную анархическую утопию и присоединяется к военизированной группировке, которая ездит по городам России на стрелки с неонацистами. Иногда они дерутся с ментами или просто с хиппи, системными добряками. Литературный критик Виктор Топоров возмущается, почему напечатали экстремитскую повесть в журнале. Всяким террористам-экстремистам просто не надо давать слово, нельзя их пускать в медиа-пространство и тогда, терроризм сам собой исчезнет. Большая ошибка так думать.

Герои повести «Исход» не нуждаются в одобрении. И будет какая-то публикация или не будет, таким людям до лампочки. Эти люди борятся как раз против всякого медиа-пространства. Есть понятие общество контроля, которое разрабатывал Фуко, Ги Дебор и Делез. Так вот любая информация-это средство контроля. И сегодня правительству не обязательно проводить какие-то страшные сталинские репрессии, оно просто управляет обществом с помощью другой формы насилия- медиа пропаганды.

Антифашисты, анархисты и другие несистемные силы, конечно же, являются сегодня одними из главных врагов современного общества. Виктор Топоров пишет, что эти силы давно приручены на Западе. Это не так. Достаточно посмотреть различные новости из Франции или из Греции. Кстати, именно в Грецию убегает главный герой повести «Исход». В повести есть интересная перекличка с романом Венедикта Ерофеева «Москва-Петушки». Для Венечки Петушки - это рай, где цветут сады и ждет его любимая. В Петушках в Подмосковье происходит драка между красными скинами и неонацистами в повести DJ Stalingrad’a. Но он бежит в Грецию, известную обитель различных левых субкультур. Там его Петушки. Он выбирает конфликт и бунт, чем рай и счастье. Венечка искал счастье и погибает не своей смертью. Герой «Исхода» искал страданий, бунта и остается жить.

Повесть «Исход» рассказывает о бесприютных людях, которые с помощью насилия находят себе хоть какое-то дело. DJ Stalingrad пишет в начале повести, что хотел бы все это забыть, именно поэтому он начинает писать. Но художественное творчество требует рефлексии, способности поставить себя вне идеологий. И в определенной степени, это будет уже не тот бунтарь-фанатик, который выходит на улицу, чтобы раскроить череп очередному неонацисту.

Журнал «Знамя». №9, 2010 г.