Главное сегодня

08/12/2022 ВСЕ НОВОСТИ
02.09.10 14:15
| Просмотров: 111 |

Школа: серия 2010/11

Дарья Костромина

Школа нужна детям и необходима обществу, чтобы граждане умели читать, писать, считать и знали бы науки. Иначе с ними не просто общаться, особенно по делу. Поэтому к десяти годам за партой, к самим партам, к учителям, ученикам, интерактивным доскам и чиновникам из ведомств по образованию приковано повышенное внимание.

Министерство образования сообщило, что в этом году в школу пойдут 1,5 млн. первоклассников. По сравнению с прошлым годом количество школьных новобранцев увеличилось на 50 тысяч. Это неудивительно. По официальной статистике, рождаемость непрерывно росла с 1999 по 2004 годы.

Зато общая численность школьников существенно сокращается: на 150 тысяч по сравнению с прошлым годом и почти в два раза по сравнению с годом 1998. Опять смотрим на диаграммы. В 1998 году в школе учились ребята, рожденные в 1982-91 годах, а 80-е годы известны, как эпоха высокой рождаемости. Как только несколько параллелей кряду заполнило поколение начала 90х, общее число школьников стало резко падать. Сейчас последствия демографической ямы ощущает на себе вся старшая и практически вся средняя школа, а начальная хоть и демонстрирует прирост, но до уровня 80х ему пока, как до Луны.

Впрочем, количество школьников и количество родившихся — не синонимы. От рождения до похода в первый класс проходит семь лет, и за это время многое может измениться. Непросто пойти в школу детям таких родителей, которых нужно лишить родительских прав, но руки пока не дошли: алкоголиков, наркоманов. Могут возникнуть проблемы у семей, живущих за гранью бедности. Важно и то, сколько человек остается в школе после 9-го класса, а сколько уходит получать среднее профессиональное образование или довольствуется неполным средним.

Пока же простая арифметика подсказывает нам: количество специалистов — в любой профессиональной сфере — будет неуклонно сокращаться примерно до 2020 года. А соответственно — и качество: в условиях отсутствия всякой конкуренции. Говоря языком Дмитрия Медведева, модернизировать страну некому.

По новым стандартам

Коль скоро, за 90-е уже не «перерожать», необходимо как-то сбалансировать эту проблему. Возможно, строго контролируя стандарты образования. Благо, педагогов практически столько же, сколько и школьников (1,2 млн учителей на 1,5 млн детей). Возможно, стимулируя ребят соревноваться с самими собой.

Уже несколько лет знания выпускника по окончанию школы оценивает система ЕГЭ. Педагоги отмечают, что по факту весь учебный процесс в старшей школе превращается в подготовку к Итоговой Аттестации в 9-м классе, и Госэкзамену в 10-м и 11-м. Споры о преимуществах и недостатках этой системы ведутся давно, и аргументы сторон уже хорошо известны.

С одной стороны, нормированные тесты, общая система присвоения баллов позволяет унифицировать оценку знаний во всей стране. Ранее «пятерки» в разных школах могли свидетельствовать о совсем разных уровнях знаний. Кто-то получал высшую оценку за блестящую учебу, а кто-то от благодушия учителя. Кроме того, ЕГЭ предполагает и общую программу, которая позволяет максимально точно сформулировать требования, предъявляемые к школьнику, а не интриговать за 2 дня до вступительного экзамена: нужно ли уже уметь брать производную сложной функции или научат на первом курсе?

С коррупцией все не столь просто. Сторонники ЕГЭ утверждают, что взяточничество с появлением независимой оценки зашифрованных работ исчезнет. Практика с массовыми девяносто девяти и стобалльными сертификатами по русскому языку у выпускников Чечни, Ингушетии, Дагестана показывает, что что-то здесь не так.

Противники настаивают, что тестовые формы заданий неестественны для большинства дисциплин, особенно гуманитарных. Ничего не говорят о грамотности тесты по русскому языку, и ее уровень катастрофически падает. Часть С не спасает положения. «Тройку» можно получить, даже не заглядывая в нее, а «четверку» - сделав ее кое-как.

В ряде случаев выбрать правильный ответ принципиально невозможно. Например, на вопрос: «что такое гражданское общество?» в экзамене по обществознанию. Часто задания составляются с ошибками и неточностями, которые могут быть незаметны обычному школьнику, но поставят в тупик продвинутого. Поэтому ориентироваться приходится не на академическую логику, а на логику составителей.

Деньги идут за детьми, а откуда берутся дети?

Еще одна болевая точка — реформа бюджетной сферы. Вопрос также дискуссионный, правда, не для Президента и исполнительной власти — законопроект подписан и с 2011 года вступает в силу. Эта дискуссия также обширна, и реформа имеет свои преимущества.
Если же остановиться конкретно на школьниках, то на них реформа либо не отразится никак, либо отразится плохо. Никак, заверяют нас, будет в Петербурге, где уже несколько лет успешно действуют нормативы подушевого финансирования, то есть новая система уже введена.

Деньги будут идти за детьми, таков основной месседж авторов реформы. Дети смогут уходить из школы убыточной, или из плохо управляемой — в знак протеста. Детское ли это дело — торговаться с директорами и изучать ситуацию на рынке среднего образования, чтобы в любой момент схватить документы и пойти в другую школу и другой коллектив?

Есть оправданные подозрения, что закон легитимизирует добровольно-принудительные поборы с родителей, и хорошо будет жить школа, на которую будут хорошо скидываться. А стало быть, уходить из разоряющегося учреждения смогут не все, а оставшихся финансировать будут все хуже. Что и говорить о деревнях, где школа одна. И это в условиях того самого демографического кризиса...

Сложно пока сказать, куда и зачем идет российская школа. Важно то, что малое количество нужно компенсировать качеством, причем в любом случае это работа на несколько отдаленное будущее. Очевидно и то, что меры, принимаемые Правительством, слегка непредсказуемы...