Главное сегодня

06/12/2022 ВСЕ НОВОСТИ
01.09.10 11:00
| Просмотров: 227 |

В бой идут одни старики

Анастасия Маринина

В минувший понедельник в тверском доме для престарелых произошел пожар, унесший жизни 9 пенсионеров. Причиной возгорания стала попытка самосожжения 86-летнего Николая Дудина. Ветеран Великой Отечественной войны не смог дождаться своей очереди на получение жилья. Как льготники борются за свои права? Каковы механизмы социальной защиты и что нужно сделать в России, чтобы быть услышанным?

Как только огонь потушили, а причину возгорания идентифицировали, в аккурат перед ожидаемой бурей общественного негодования, начали всплывать новые факты дела. Оказывается, пенсионеру в 2003 году квартиру уже давали (вот, государство молодец!), а он отказался от нее и переехал в дом престарелых (плохой ветеран!), а потом передумал (какое легкомыслие!) и встал на очередь за новым жильем, которое должен был получить в октябре этого года, также старику собирались вручить медаль за Освобождение Белоруссии. Причем, как утверждают власти, ветеран был извещен о том, что через два месяца он переедет в новую квартиру, о медали он и подавно знал. Непонятно, правда, для чего пенсионер попросил повторный жилищный сертификат, если ему так хорошо жилось в доме престарелых (от первого Дудин отказался в пользу государства, когда ему стало тяжело за собой ухаживать). Почему окруженный заботой и вниманием пенсионер превратил себя в факел?

Кроме того, это не первый случай за неделю, когда льготники пытались радикальными способами привлечь внимание к себе и своим проблемам – 24 августа прогремели выстрелы в нижнетагильском Фонде социального страхования. 50-летний Сергей Рудаков застрелил двух работников – юриста и директора Фонда, после чего покончил с собой. Причина – инвалид последние 18 лет судился из-за размера пенсии сначала в Якутске, потом в Нижнем Тагиле, но так и не дождался компенсации и пришел с заряженным карабином. Стоит ли упоминать, что по официальным комментариям Рудакову уже назначили компенсацию в 250 тысяч рублей, повысили в три раза пенсию, только все равно, стервец, перестрелял всех. Тем не менее, история про мальчика и волков не теряет актуальности сегодня. Если вы в течение восемнадцати лет кормите человека «завтраками», и со дня на день обещаете помочь, то готовьтесь к тому, что когда вы дозреете до реальной помощи, веры к вам останется только на то, чтобы прийти в рабочие часы и открыть стрельбу. Насилие – это не метод решения проблемы. И деньги, квартиры не стоят человеческой жизни – это тоже азбука, особенно когда страдают невинные люди. Но насилие - это способ заявить о себе, заставить себя слушать, увы, порой более эффективный. Власти не реагируют на какие-либо официальные запросы, зато чутки к интернет-обращениям. Хочешь быть услышанным – запиши видео и выложи его на Youtube, устрой самосожжение, расстреляй нерасторопных сотрудников организации-обидчика. И чем страшней – тем лучше. Социум взращивает агрессию, ненависть, отчаяние, поэтому люди и относятся друг другу не как люди, а как звери – это закономерно.

В последнее время власти приспособились реагировать на подобные ситуации по принципу – «а он сам виноват» - мы ему все предоставили, совсем немного не дождался, а сколько народу еще положил ни в чем неповинного! Вот только вряд ли от хорошей жизни все стреляются, вешаются, сгорают. Ну как еще наглядней показать, что система не работает, а существующий порядок в прямом смысле убивает?

Указ президента №714 от 7 мая 2008 года об обеспечении ветеранов, нуждающихся в улучшении жилищных условий, должен был решить проблему с жильем для тех, кто сражался за наше будущее. Фронтовиков часто называли поколением потерянной юности – их молодость прошла под пулеметные очереди, а по окончании войны жизнь приобрела другой смысл. Эта потерянность, увы, растянулась на всю жизнь. Многие блокадники, ветераны Петербурга, да и в целом по стране не имеют своего угла. В очередь на жилье они вставали еще при Советском Союзе – некоторые ждут переезда из коммуналок больше 20 лет. Иногда, кажется, что очередь тянется так медленно умышленно, в надежде на то, что половина претендентов не доживет до означенного срока. А так гляди еще лет десять потянуть волынку с предоставлением жилья ветеранам, и вообще некому будет жилье предоставлять.

Мало того, что реализация идет через пень колоду – регионы жалуются на бесконечную нехватку финансов, параллельно придумывая способы удовлетворения «президентского заказа» без ущерба для себя. К примеру, в Петербурге, в дополнение к перечисленным в законе требованиям для постановки на учет добавили несколько своих пунктов. Из очереди исключили тех, кто является собственником 15 м2 жилья в коммунальной квартире или 9 м2 общей площади в квартире. Также об улучшении жилищных условий могут забыть те, кто зарегистрировался в Санкт-Петербурге менее десяти лет назад. О том, что это могут быть 15м2 в восьмикомнатной коммуналке или 9м2 в аварийном ветхом жилье никто не задумывается – на то есть закон.

Те же, кому посчастливилось получить новую квартиру, все равно в затруднительном положении – чаще всего ветеранам дают жилье в отдаленных районах, пригородах, куда не добраться на муниципальном транспорте, без необходимой инфраструктуры – больниц, магазинов. В смягченной форме такое отношение именуется «на отвали», а на кухнях постоветских коммуналок и того похлеще. А между тем, «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства», - 2я статья Конституции РФ.

Дома престарелых, схожих тому, где произошел пожар по России много. За их функционирование отвечает Министерство труда и соцзащиты России, но то ли министерство плохо смотрит, то ли сильна ментальная установка – «своих не бросаем» - дом престарелых в стране – синоним нищеты, забытости и болезни Альцгеймера.

Согласно закону, на определение в дома инвалидов, престарелых, ветеранов Великой Отечественной войны могут претендовать инвалиды 1 и 2 групп, женщины старше 55 и мужчины старше 60 лет, ветераны ВОВ. После обращение в Районное управление социальной защиты населения, обратившемуся выдается анкета. Затем необходимо пройти всех возможных врачей, подтвердить (если надо) инвалидность. Далее специальная комиссия рассматривает заявление – доход, жилищные условия, наличие родственников и выносит решение о (не)помещении в соответствующее учреждение.

Если по прошествии полугода, пока пенсионер живет в пансионате на временной основе, он принимает решение остаться тут, то он выписывается из своей квартиры (если она приватизирована – он может ее завещать или продать) и переезжает окончательно. 75% пенсии он будет перечислять государству за свое содержание, остальные 25% оставит себе. Насильно отправить в дом престарелых пожилого человека без его согласия (если он не признан судом недееспособным) никто не может. Наряду с казенными пансионатами есть и частные «дома радости», но цены там астрономические, что вряд ли подходит для людей, решившихся в силу тех или иных обстоятельств отправить родственников подальше от себя. Плох этот вариант и для одиноких стариков, чьей пенсии еле хватает на оплату услуг ЖКХ и лекарства.

Отвлекаясь от жилищной темы, можно вспомнить о льготах для инвалидов 1, 2, 3 групп. Так, по закону инвалиды самой тяжелой, первой группы обязаны проходить переосвидетельствование раз в два года, чтобы получать мизерное пособие. Если принять во внимание тот факт, что первая группа означает полную неспособность к самообслуживанию, ориентации, общению – возникает легкое недоумение – по мнению чиновников за два года ноги могут отрасти, вернутся сознание? А ведь есть еще лежачие больные, нетранспортабельные, но осмотр дома проводить не положено.

Известно, что в стране казенное учреждение тюрьме подобно – чтобы попасть в собес, налоговую, да просто к участковому врачу надо иметь колоссальное здоровье, чтобы выстоять нескончаемую очередь и колоссальную выдержку, чтобы стоически принять, что вы пришли не туда, не в то время, не к тому специалисту, и вам помочь тут ничем не могут и не хотят. Бытует мнение, что о зрелости общества судят по его отношению к старикам, детям, животным. Зрелости нашего общества хватает только на то, чтобы эксплуатировать эти образы в рекламе, вызывая беспроигрышное умиление.

Согласно 7 статье Конституции (главном государственном документе, между прочим), «Российская Федерация - социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека», а значит, интерес к судьбе населения должен быть. Тем более, существуют так называемые социально-незащищенные группы населения – пенсионеры, инвалиды, дети. Им нужна особенная помощь и поддержка. Но они вынуждены выбивать помощь так, будто это не положенная им по праву льгота, а как минимум последние гроши из казны РФ. Видимо, потому, что мы – граждане социального государства.