Главное сегодня

16/10/2019 ВСЕ НОВОСТИ
21.07.10 17:15
| Просмотров: 207 |

Можно ли победить коррупцию в России?

Анна Малиновская

Национальный план противодействия коррупции, который был утвержден президентом Дмитрием Медведевым 31 июля 2008 года, рассматривает коррупцию как угрозу безопасности государства. Был выработан целый комплекс мер для борьбы с взяточничеством. Прошло два года, потрачены бюджетные деньги, и уместно задаться вопросом: отступила ли коррупция хотя бы на шаг?

Еще на прошлой неделе президент Медведев выступил на Совете законодателей в Кремле. «Опыт деятельности субъектов РФ в области противодействия коррупции» - так была озвучена тема заседания. Президент дал оценку мерам по противодействию коррупции. Дмитрий Медведев отметил, что, несмотря на то, что нормативно-правовая база по противодействию коррупции сформирована, каких-либо значимых успехов достигнуть не удалось.

В чем же кроется причина неудач? Дело в том, что явление коррупции – это системное явление, которое, как раковая опухоль, дает метастазы на всех уровнях общественного строя. Сегодня в России фокус внимания сконцентрировался на взятке. Так экономист и руководитель Клуба региональной журналистики Ирина Ясина приводит интересные данные о суммах взяток в России. Она разделяет бытовую взятку и бизнес-взятку (административную взятку). Средняя величина бытовой взятки (по данным МВД) составляет 27 тысяч рублей; бизнес-взятка достигает 800 тысяч рублей.

В массе своей граждане России сталкиваются именно с бытовой взяткой, которую они платят врачам, учителям, инспекторам ГАИ. Тогда как бизнес-взятка платится предпринимателями за согласования многочисленных контролирующих служб, как-то: СанЭпидНадзор, Роспотребнадзор, Пожнадзор, налоговая инспекция и пр.

Как раз сегодня поступило сообщение о том, что мэр подмосковного Воскресенска был задержан при получении крупной взятки. Как сообщил официальный представитель Следственного комитета при прокуратуре Владимир Маркин, глава города Юрий Слепцов требовал от организации, которая арендовала водопроводные сети Воскресенска, взятку в полмиллиона и 25 % прибыли. Иначе, грозился разорвать договор. Но предприниматели оказались умнее и отправились к следователям.

Интересен и другой коррупционный случай, когда высокопоставленный чиновник Росрыболовства, получивший взятку, выбросил при задержании «грязные» деньги в окно машины, - всего 10 миллионов. Другой смышленый взяточник – инспектор ГИПДД - вообще на глазах милиционеров начал есть купюры, чтобы вещдоков не оставить.

В общем, подобные случаи все чаще обсуждаются в СМИ, и, кажется, будто борьба с коррупцией в разгаре. Но на одного задержанного взяточника, найдется еще 10 более ловких и удачливых.

«Шуму» удалось пообщаться с предпринимателем из Санкт-Петербурга. Он рассказал как в городе на Неве согласовывают строительство объекта. На первоначальном этапе необходимо получить в районной или городской администрации пятно застройки. Как правило, чиновники ссылаются на генплан застройки города, в котором нет ни одного свободного пятна. Уже на этом этапе взятка помогает решить вопрос.

Потом соответствующие службы могут потребовать перекладку сетей (электрического кабеля, водопровода, канализации и т. д.), прокладку новых сетей, строительство или реконструкция подстанции. Для того чтобы минимизировать вложения на уровне реализации технической части проекта предприниматели опять прибегают к взятке, как самому действенному способу.

На стадии получения принципиального согласия на строительство необходимо согласование со всеми инженерными службами города, от которых зависит жизнедеятельность объекта: Водоканала, Ленэнерго, Пожнадзора, СанЭпидНадзора и др. Как показывает практика нашего собеседника, согласование с каждой службой – это взятка.

Таким образом, затраты на строительство объекта увеличиваются благодаря деятельности коррумпированных чиновников. Если принять во внимание сложность открытия собственного бизнеса, то становится понятно, что во всех сферах народного хозяйства, будь то строительство жилья, производство оборудования или продуктов питания в стоимости конечного продукта заложены издержки предпринимателей в виде взяток.

Недаром исследователи отмечают парадоксальный факт: при низких зарплатах россияне вынуждены платить за услуги, товары практически столько же, сколько платят жители экономически развитых стран Запада. Эксперты считают, что суммарные потери российской экономики от коррупции составляют около 20 миллиардов долларов в год.

Современный исследователь коррупции Альберт Кравченко считает: «если взяточничество носит исключительно или по преимуществу бытовой характер, то коррупция - это уже явление политическое, так как поражает институты власти в обществе». Коррупция порождает неравенство граждан перед законом, поскольку происходит смещение уголовно-правового контроля от преступлений правящей элиты к преступлениям, совершаемым обычными гражданами.

Подтверждением тому служит сложившаяся порочная практика, в которой существуют единичные факты наказания за коррупционную деятельность. Вроде бы взяточников задерживают, арестовывают, но уголовные дела по факту коррупции либо не возбуждаются вовсе, либо виновные отделываются легким испугом и условными сроками.

Показательным является решение Мосгорсуда, который вынес оправдательный приговор по делу получения взятки в размере 16 миллионов рублей главы Россельхознадзора Алексея Волкова и его коллег, которые вымогали взятку у «Заболотского охотничьего хозяйства». А бывшие высокопоставленные сотрудники Минобороны РФ за хищение 12 миллионов рублей по решению московского гарнизонного военного суда получили условные сроки.


СЕГОДНЯ Завкафедрой ЮФУ задержан по подозрению в получении крупной взятки

Милиция задержала заведующего кафедрой философии и культурологии института переподготовки и повышения квалификации (ИППК) Южного федерального университета (ЮФУ), подозреваемого в получении взятки в 160 тысяч рублей от аспиранта за успешную сдачу кандидатского минимума и защиту диссертации, сообщил РИА Новости в среду представитель пресс-службы УВД Ростова-на-Дону, не уточняя дату задержания.

По его словам, доктор философских наук более 10 лет преподавал в ростовских вузах, а с 2008 года стал завкафедрой ИППК в крупнейшем вузе на юге России. Профессор заслужил репутацию квалифицированного педагога и уважаемого руководителя.

Подозреваемого задержали с поличным в момент получения им 90 тысяч рублей. До этого, по данным милиции, он уже получил 70 тысяч рублей.

Уголовное дело возбуждено по части 4 статьи 290 УК РФ (получение взятки), которая предусматривает до 12 лет лишения свободы. В настоящее время подозреваемый находится под подпиской о невыезде.


ДОСЛОВНО Дмитрий Медведев - 14 июля 2010 года, Москва, Кремль

Два года назад я представил основные положения Национального плана противодействия коррупции. Что за это время сделано, вы сами хорошо знаете. В основном сформирована нормативно-правовая база, которая необходима для эффективной борьбы с коррупцией. Впервые в России за всю историю нашего государства было принято антикоррупционное законодательство, и оно сегодня работает как единый правовой институт.

В 2008 году был принят федеральный закон о противодействии коррупции, в апреле этого года утверждена Национальная стратегия противодействия коррупции, издан целый ряд президентских указов на эту тему. Тем не менее очевидно, что состоянием борьбы с коррупцией, противодействием коррупции не доволен никто: ни наши граждане, которые считают коррупцию одной из самых серьёзных проблем, самых больших вызовов нашему государству, ни, наверное, чиновники, ни сами коррупционеры. Дело в том, что пока никаких значимых успехов в этом направлении я отметить не могу.

В то же время и это, может быть, самое главное. С тех пор как мы начали заниматься этим вопросом, практически все, кто наблюдает за тем, что происходит в стране, а таких людей миллионы, это люди, которые непосредственно сталкиваются с проявлениями коррупции в повседневной жизни, говорят: «Да, изменений немного, но хорошо, что об этой теме стали говорить вслух». Потому что ещё несколько лет назад доминировало другое мнение: с коррупцией бороться бессмысленно по нескольким причинам. Во-первых, она есть во всех странах. Да, она у нас в разы больше, чем, допустим, в Западной Европе. Во-вторых, коррупция – это способ управления в нашей стране. В-третьих, что бы мы ни делали, все равно ничего не получится. Таковы были общие представления о том, что делать.

Сейчас и обычные граждане, и представители гражданского общества, представители бизнеса, представители чиновничества, во всяком случае, разумные представители, – все считают, что мы правильно поступили, когда открыли эту работу. Но совершенно очевидно, ещё раз повторю, что пока сделано совсем немного.

Но результаты какие-то есть. Это не значит, что ничего не происходит. Наши правоохранительные органы активизировали свою деятельность. Цифры являются только до определённой степени показательными, тем не менее я кое-что приведу. По сравнению с 2008 годом в общем увеличилось число выявленных преступлений, которые направлены против интересов госслужбы и службы в органах самоуправления. Общий объём таких преступлений составил 43 тысячи, и здесь есть очевидный рост. На 10 процентов возросло и число выявленных преступлений по факту получения взятки. Хотя мы с вами понимаем, что в силу специфики, высокой, как говорят юристы, латентности этого преступления общее количество такого рода преступных деяний в десятки, в сотни раз больше, чем то, что выявляется. Это только вершина айсберга. Но то, что есть рост, это как минимум уже неплохо.

Кроме того, в прошлом году прокурорами было выявлено более 36 тысяч нормативно-правовых актов, которые содержат так называемые коррупциогенные факторы, то есть факторы, могущие провоцировать совершение преступлений, причём значительная часть, практически 90 процентов, это нормативно-правовые акты органов местного самоуправления. Там, естественно, и контроля поменьше, и квалификация людей, которые их готовят, пониже. Правда, это не значит, что таких факторов нет в актах, которые принимаются на федеральном уровне, за этим тоже нужно следить.

Работа ведётся и в регионах. Во всех субъектах Федерации, которые вы представляете, утверждены планы противодействия коррупции, созданы соответствующие организационные структуры, приняты целевые программы. Вообще-то это неплохо, именно по той причине, о которой я сказал. Это означает, что мы открыто говорим об этой проблеме и начали с ней бороться, а не прятаться, как мы делали некоторое время назад.

Это всё похвально, но достаточно ли этого? Думаю, вы согласитесь, конечно, нет. Зачастую сама по себе деятельность по противодействию коррупции сводится лишь к энергичному написанию бумажек (в том числе документов, нормативных актов, что необходимо, конечно), а также актов отчётности. К проведению всякого рода столов, совещаний, что тоже на самом деле не вредно, но само по себе не является эффективным средством противодействия.

Поэтому предлагаю поделиться сегодня опытом практических достижений в области законодательного обеспечения борьбы с коррупцией, потому что некоторые инициативы действительно вполне разумны, интересны и достойны повсеместного изучения и, может быть, тиражирования.

Например, в Тамбовской области установлено, что к проектам законов, которые вносятся в законодательный орган, прилагаются проекты подзаконных нормативных актов. Может быть, это есть и в других регионах. Это неплохо, потому что это позволяет депутатам уже на этапе рассмотрения законопроекта оценить, как именно и кем он будет применяться, насколько вероятен риск совершения преступлений, возникновения так называемых схем. Кстати сказать, это нужно делать и на федеральном уровне. Наше Правительство пока не может выйти на такой режим работы, а надо бы.

В Воронежской, Костромской областях проводятся антикоррупционные экспертизы не только регионального законодательства, но и нормативно-правовой базы органов местного самоуправления. Это тоже нужно делать, тем более, как я только что вам сказал, подавляющее большинство этих коррупциогенных факторов, которые выявляются в проектах нормативных актов, – они всё-таки на уровне органов местного самоуправления.

Надеюсь, что вы расскажете и о чём-то другом.

В этом году впервые опубликованы сведения о личных доходах и доходах членов семей государственных служащих. Эта тема резонансная, естественно, по-разному обсуждается. Обсуждается вопрос, нужно ли расширять перечень лиц, которые подают такие декларации, насколько это эффективно. В любом случае это полезно.

Свои декларации общественности представили сотрудники Администрации Президента, помимо Президента, который и раньше это делал, члены Правительства, парламентарии, судьи, правоохранительные структуры, руководители субъектов Федерации. Теперь эти отчёты будут регулярными.

Я уверен, что в перспективе это всё-таки будет одним из символов качества наших демократических институтов и сделает более прозрачной систему государственного контроля, поможет нашему обществу, в конечном счёте, стать более открытым в этой сфере.

Думаю, что эту практику следует распространять и на уровень регионов и муниципалитетов. Было бы неплохо, чтобы наши избиратели видели, как меняется с годами уровень благосостояния их избранников и чиновников, которые работают в структурах местного самоуправления. Это было бы просто правильно.

Ещё один способ противодействия коррупции – усиление контрольных полномочий законодательных органов. В Федеральном Собрании регулярно выступают министры, вице-премьеры, перед Думой в соответствии с Конституцией выступает Председатель Правительства. Мы законодательно закрепили обязанность исполнительной власти регионов отчитываться перед региональными парламентами. Муниципальные советы также получили право оценивать работу исполнительных структур местного самоуправления. Думаю, что эти процедуры целесообразно использовать для выявления злоупотреблений. И, конечно, институт парламентского расследования – он, в общем, у нас используется пока не так активно, как, наверное, требовалось бы. Конечно, это метод, который нужно использовать не по всякому заурядному случаю, но тем не менее он может внести свою лепту, быть полезным в деле пресечения коррупционных действий.

Задача по противодействию коррупции очень сложная. Но ещё раз скажу: абсолютно правильно, что мы активно обсуждаем эту тему, требуем от правоохранительных органов более активного поведения, соответствующие дела доходят до судов, меняем нашу правоохранительную систему и стимулируем наших обычных граждан к тому, чтобы они сами вели себя соответствующим образом, чтобы они сообщали о тех фактах, которые им известны, и просто не потворствовали коррупционерам. Потому что коррупция, как известно, всегда имеет две стороны. Мало обвинять взяткополучателей, не меньшая вина лежит на взяткодателях. А у нас к их числу, к сожалению, относится очень значительное количество людей, не только тех, кто носит большие взятки чиновникам разного уровня, но и тех, кто совершает соответствующие преступления в бытовой сфере, просто не задумываясь об этом. То, что не делает ни один законопослушный человек в Европе, например, взятка полицейскому, стоящему на дороге с палочкой, у нас, как известно, совершается без тени сомнения, потому что «так принято», «иначе не отвяжешься» и так далее.

Это проблема не только юридическая, это проблема ментальная, проблема бытовых привычек, проблема правомерного поведения всех граждан страны.