Главное сегодня

10/12/2018 ВСЕ НОВОСТИ
22.01.18 17:10
| Просмотров: 640 |

Выбравшийся из «Болотного дела»

Павел Смоляк, «Шум»

О «Болотном деле» наслышан каждый, кто немного интересуется политикой и происходящем в стране. 6 мая 2012 года, за день до третьей инаугурации Владимира Путина, на столичной Болотной площади произошло столкновение мирных демонстрантов с полицией.

То, что лидеры оппозиции посчитали ненасильственным протестом, власть расценили по-своему. За участие в «массовых беспорядках» и нападение на сотрудников полиции судом были осуждены десятки человек. Ни одному фигуранту «Болотного дела» не удалось доказать свою невиновность, даже тот, кто признавался в содеянном - например, в случайном ударе по лицу омоновца, - все равно получал, по мнение сторонних юристов и правозащитников, слишком жестокое наказание.

Леонид Развозжаев 6 мая присутствовал на Болотной площади. Он в политике не новичок, принадлежит к движению «Левый фронт» под руководством 40-летнего Сергея Удальцова. Тот день для Леонида закончилось благополучно. Развозжаев не был задержан и тем более арестован. Злоключения Развозжаева начались спустя несколько месяцев.

На телеканале НТВ показали «расследование» под названием «Анатомия протест». Авторы сюжета утверждали, что Развозжаев вместе с Удальцовым и их приятелем Константином Лебедевым встречались в Минске с грузинским депутатом Гиви Таргамадзе и получили от него несколько десятков тысяч долларов на организацию массовых беспорядков в России. Сюжет на НТВ немедленно заинтересовал следователей.

Развозжаев, почувствовав опасность ареста, перебрался в Киев и намеривался в местном офисе ООН попросить политическое убежище. Леонид успел подать все необходимые документы, но на время принятия решение вышел пообедать и был похищен. Неизвестные в масках вывезли политика в Россию, заставив сразу после пересечения украинско-российской границы подписать признательные показания, мол, деньги получил и на них устроил беспорядки 6 мая. «Я исходил из того, что в судах и даже на следствии со своим адвокатом мне удастся доказать, что мои показания получены под давлением, а моя «явка» - это всего лиши фантазия моих похитителей», - пишет Развозжаев.

Суд, если полностью доверять Леониду и его друзьям, составившим подробные отчеты о каждом заседании по «делу Развозжаева», почти не учел доводов защиты и «явку» принял. В книге судебному процессу отведена почти треть, в основном Развозжаев цитирует чужие сообщения из суда, иногда разбавляет их собственными комментариями, уточняя детали, видимые лишь со стороны подсудимого.

Однако «Тюремные университеты» больше рассказывают о следственных изоляторах в разных уголках России, в которых побывал Леонид. После ареста по «Болотному делу», вдруг выяснилось, что на малой родине политика подозревает в грабеже, который произошел несколько лет назад. Развозжаев по тому дело успел провести десять суток в КПЗ, пока не выяснилось, что он не причастен к преступлению. Дело в итоге закрыли за истечением срока давности, но «болотному узнику» пришлось провести не самые лучшие месяца в красноярском СИЗО, а затем вернуться обратно в Москву.

В камере столичного СИЗО у Развозжаева случился сердечный приступ. В тюремной больнице Леониду стало лучше, впрочем, реальную помощь ему не оказали, позже сотрудники ФСИН привирали в документах, что Развозжаев якобы проходит все плановые медицинские осмотры. Жаловаться было некуда. Журналисты, следящие за «Болотным делом», сразу после оглашения приговора потеряли былой интерес к Леониду, поддерживали только старые друзья.

В целом, описывая ухудшение здоровья, сложные переезды из одного СИЗО в другое, жизнь в колонии, где еще не привыкли к появлению «политических», Развозжаев очень скуп на эмоции. Вдобавок ко всему в своем длинном рассказе Леонид не последователен и часто повторяется, умалчивая многие, может, не слишком важные, но любопытные детали. Создается впечатление, что автор боится сказать лишнего, словно книга писалась не на воле, после всех испытаний, а прямо в тюремной камере, и так, чтобы не прознали охранники.

«Тюремные университеты», как замасливал Леонид, должны пригодиться всем, кто может попасть за решетку, ведь он сам, загремев в следственный изолятор, по незнанию, наделал много грубых ошибок, одна из которых привела к возбуждению третьего уголовного дела (его закрыли). Но несмотря на иногда пробивающийся через сухую речь менторский тон, практических советов в книге почти нет, разве что коротенькие зарисовки из жизни в камере, иллюстрирующие, чем живет современная российская тюрьма.

Леонид Развозжаев. Тюремные университеты. М.: Алгоритм, 2017 г. 

Обсуждение

Ваше имя
Введите код simple_captcha.jpg