Главное сегодня

23/05/2017 ВСЕ НОВОСТИ
22.04.17 00:55
| Просмотров: 249 |

Обреченные на боль

Анжелика Клыкова, «Шум»

«Посмотри на него» - возможно, самая честная книга последнего десятилетия, если не столетия. Анна Старобинец переложила на бумагу огромную боль - историю о том, как она спасала своего неизлечимо больного нерожденного сына.

Почки плода в пять раз больше, чем должны быть - приговор врача УЗИ после обследования. С этой патологией долго не живут, с этим вообще не живут, максимум - день-два, в мучениях. Матери, автору книги - известной писательнице Анне Старобинец, предстоит сделать выбор: аборт по медицинским соображениям на позднем сроке беременности или рожать, чтобы дать ребенку умереть своей смертью.

В России - страшно подумать - нет ни одной книги, которая могла бы дать мало-мальски правильный совет, что делать женщине, которой предстоит расстаться с ребенком. Российские девушки, столкнувшиеся с неутешительным диагнозом врача, сутками гуляют в интернете, читая противоречащие друг другу сообщения. Каждая из мамочек ссылается на свой «личный» опыт и не одного слова от профессионала.

Книга Анна Старобинец не столько о сложной беременности и вынужденном аборте на длительном сроке беременности, сколько трезвый взгляд на происходящее с женщиной в тщетном ожидании родить живого ребенка. Что в треклятой Европе - норма, в России почти героический поступок. Анне, узнав тяжелый диагноз ее будущего ребенка, предстоит пройти все круги ада, которые она, безусловно, не заслужила, но такова российская врачебная реальность: сделать так, чтобы человеку было хуже и труднее.

Берлинская клиника, которую выбрала Анна, - недосягаемый образец для аналогичных российских центров, как должно быть в цивилизованной стране. Никаких бахил (стерильная чистота нужна только в операционных), хамских окриков вахтеров и безразличных натужных вздохов врачей, муж и близкие могут присутствовать в палате все двадцать четыре часа в сутки, было бы желание. «Здесь, - рассказывает Анна о клинике, - принято снимать боль - и душевную, и физическую - всеми доступными способами».

Случай иллюстрирующий многое. Немецкий психолог приходит в палату к Анне, когда она приняла окончательное решение прервать беременность.

«- Я вижу, то самую острую стадию, на которой мое участие было бы максимально полезно, вы еже пережили. Вам помогал психолог в России?
Я начинаю хихикать».

Затем психолог доверительно говорит, что будет с ребенком Анны. Младенца в животе матери умертвят ядом, искусственно вызовут роды, примут роды и затем похоронят младенца за счет немецкого бюджета в братской могиле, но маленькое тело можно забрать с собой.

После родов Анну с мужем приводят в специальную комнату. В плетеной корзинке, украшенной искусственными цветами, под одеялом лежит их малыш.

«- Он похож на тебя, - говорю я Саше. - Наш ребенок.
- Кажется, да. Я ведь правильно сделал, что сказал тебе посмотреть?
- Ты все правильно сделал.
Мы сидим и сморим на нашего мертвого сына».

На личном опыте Старобинец пришлось выяснить, что в России полностью отсутствует система психологической адаптации для женщин, которые потеряли ребенка на позднем сроке беременности. Возможно, Анна не там искала, но вряд ли. Частный психолог, которого отрекомендовали знакомые, предложила стандартный набор утешений, а отечественная медицина понимает психологическую помощь по-своему: писательница еле унесла ноги из самой настоящей психушки.

Решение вновь попробовать родить ребенка далось Анне нелегко. Генетическая болезнь, убившая ее сына, с вероятностью 50% могла поразить новый плод. Но Анна решилась и через два года родила совершенно здорового сына. (Муж Анны, писатель Александр Гаррос, скончался недавно от рака, с которым мужественно боролся несколько лет.)

Вторая часть книги - интервью с пациентками, врачами и акушеркой. Российские медики, которых хотела расспросить Анна, от возможного диалога отгородились толстой каменной стеной. Поэтому в книге больше иностранного опыта, с которым немцы готовы делиться и с удовольствием открывают перед русской писательницей все двери.

«Вот есть немецкая система, четко ориентированная на человека. А вот российская - закрытая от человека на десять замков», - резюмирует Старобинец и продолжает с надежей: «И вот люди - несчастные женщины, упрямые женщины, смелые женщины и иногда их мужчины, которые эти замки стремятся сорвать. Надеюсь, что рано или поздно нам это удастся».

Анна Старобинец. Посмотри на него. М.: АСТ: CORPUS, 2017. 16+ 

Обсуждение

Ваше имя
Введите код simple_captcha.jpg