Главное сегодня

01/04/2020 ВСЕ НОВОСТИ
16.10.15 20:55
| Просмотров: 306 |

Потерянная школа

Павел Смоляк, «Шум»

Школа – одиннадцать лет каторги или самые лучшие годы детства? На это вопрос у каждого, кому стукнуло хотя бы двадцать лет, есть свой ответ. Через школу прошли все: и я, и вы, наши родители, деды и прадеды, хотя их школа в буквально смысле была «школой жизни».

«Школа жизни», которую составил известный поэт, писатель и журналист Дмитрий Быков, отличается от прочих изданий о школе «непрофессионализмом». Авторы «народной книги» - самые простые горожане, живущие на всей территории бывшего Советского Союза.

«Для нас самое главное было, - робко, почти оправдываясь, сообщают издатели книги, - чтобы каждый приславший свои воспоминания о школе был искренен и смог рассказать свою историю».

«Школа жизни» продолжение нашумевшего и ставшего бестселлером сборника «Детство 45-53» о послевоенных школьниках. Книга, составленная писательницей Людмилой Улицкой, по слова Дмитрия Быкова, о поколении, которое, как и поколение девяностых, «много о себе не договорило и не поняло». «Мы как раз входим в тот возраст, - продолжает Быков в предисловии к книге, - когда события двадцати-тридцатилетней давности помнятся нам лучше вчерашних».

Сборник поделен на несколько частей: моя школа, первая любовь, поступок и проступок, одноклассники, школьные мучения и другие. Каждая история уникальна, написана простым человеческим языком. Одним авторам хватила мужества и таланта на пять страниц, другие – еле уместили воспоминания на страницы, но от этого отдельно взятая история не стала менее ценной.

Открывают книгу воспоминания Якова Учителя, который пошел в первый класс ленинградской школы в 1955 году. «Это был второй год, как в СССР ввели совместное обучение мальчиков и девочек», - пишет он. Современные мальчишки и девчонки вряд ли знают, что их дедушки и бабушки учились раздельно, хотя до сих пор идут споры – хорошо было тогда или нет? Вернут ли раздельное обучение - почему бы нет? Ведь форму верунли – прекрасное дополнение к одинаковому для всех серо-унылому ЕГЭ.

Отличнице Галине Щекиной в школе досталось. «Дома мне внушали, - делится она на страницах «Школы жизни», - что списывать нельзя – «надейся на себя!». «И другим списывать не давай». Я и не давала. Однажды за это упрямство мне наложили в парту тухлых яиц». 

А Алексей Щедров стал жертвой насмешек учительницы литературы и по совместительству директора школы – «делано импозантной дамы лет шестидесяти с неожиданным французским грассированным «р». 

«Тема урока – «На дне» Горького. «Щегбаков! Отвечать будешь ты». Я встал. «Щедров, Надежда Викторовна». «Какая газница? Пгошу. Выскажи свое мнение. Ты меня понимаешь? Сво-е. Именно свое». «Понимаю. О чем?» «Как из гегоев пиэсы Гогького «На дне» наиболее пгиятен именно тебе? Отвечай». Я на секунду задумался. Надежда Ивановна, разумеется, ожидала, что «личное мнение» совпадет с доктриной из ее методички: любимым героем всех учащихся должен был быть Сатин. «Мне больше всех понравился Барон, Надежда Ивановна». «Что-о?» С того дня ежедневно, встречая меня - в коридоре, на уроке, в столовой или на школьном дворе, - Надежда Ивановна преображалась. «О! Ко-го я ви-жу! Ба-гон! Идет Ба-гон!»

В «Школе жизни» - истории школьников 60-80-х годов. Их надежды на светлое будущее и печальный взгляд на деградирующее государство. Возможно, именно они, сегодня – взрослые мужчины и женщины с детьми и внуками, получили самое лучшее образование в мире и застали идеальную школу, о которой теперь остается лишь вспоминать.

Школа жизни. Честная книга. Любовь – друзья – учителя – жесть. Составитель: Дмитрий Быков. М.: АСТ, Редакция Елены Шубиной, 2015 г.