Главное сегодня

09/07/2020 ВСЕ НОВОСТИ
09.10.15 11:45
| Просмотров: 461 |

На зло России

Павел Смоляк, «Шум»

Нобелевскую премию по литературе в четверг днем присудили советской или русско-белорусской писательнице Светлане Алексиевич. «За ее многоголосое творчество — памятник страданию и мужеству в наше время» - говорится в обосновании выбора.

Букмекеры во всеми мире два или три последних года прогнозировали победу Светланы Алексиевич. Писательница даже свыклась с титром «претендент на Нобелевскую премию» и тихо ждала, подогревая интерес к себя редкими заявлениями об ужасном «русском мире» Владимира Путина.

Во много, думаю, Нобелевский комитет подтолкнуло к вчерашнему выбору события на земле бывшего СССР – территории пятитомного «исследования» Светланы Алексиевич. С началом войны на Украине мир, в частности, Европа и США, пересмотрел свой взгляд на новую Россию, которую все упорней стали ассоциировать исключительно с именем Владимира Путина.

Бесполезное дело доказывать, что Россия не равно Путин. Что Россия больше, чем ее чиновничий аппарат, и, выражаясь философски, мы, в том числе Путин, уйдем, а Россия останется. Прибывая в уверенности (или делая вид, потакая Европе), что Россия – Путин, а Белоруссия – Лукашенко, Светлана Алексиевич покинула родину, о которой, кстати, говорит редко и с любовью, но все больше писательницу заботит чужая Россия, которая, словами самой Алексиевич, стала говорить с цивилизованным миром на разных языках.

Не буду лишний раз говорить о субъективности Нобелевской премии. Бог знает, чем руководствуются шведские академики, выбирая из череды лучших писателей и поэтов мира конкретного автора. Вряд ли здесь первую скрипку играют личные вкусы членов жюри. Чаще всего, как показывает тенденция последних лет, Нобелевский комитет старается отметить литературное течение, нежели самого автора. С этой точки зрения Светлана Алексиевич почти ни чем не отличается от предыдущих лауреатов – китайца Мо Яня или француза Патрика Модиано.

Но все было бы так, если бы Алексиевич писала не на русском языке не о России и мягко говоря не в негативном ключе. Ее новый стиль – «роман голосов», вероятно, заинтересовал Нобелевский комитет этим самым многоголосьем «маленьких людей» (участников социалистической драмы), которые в большой России остались бы никогда не услышанными, не будь Алексиевич.

Для Нобелевского комитета биография автора важнее содержания написанных им книг. Но Светлану Алексиевич невозможно заподозрить в диссидентстве. Она не борец за права человека. Не гонима и не запрещена. В Белоруссии, откуда она родом, официальные власти сделали вид, что Алексиевич существует в параллельной реальности, и с этой участью писательница легко смирилась и иногда все-таки проскальзывает на официозные сходки. Поездив 12 лет по Европе, она вернулась в страну безумного Лукашенко, который, по ее словам, на фоне другого Батьки с ядерной кнопкой, не так безумен, как казался еще пять лет назад.

Светлана Алексиевич, пишущая по-русски и о России, в самой России остается неизвестным автором. Ее книги издаются в хорошем издательстве «Время» мизерными для «претендента на Нобелевскую премию» тиражами. И дело совсем не в читающей России, русские читают и много. Просто Алексиевич, начиная писательскую карьеру в СССР (в ее активе премия Ленинского комсомола), заранее писала не для русского читателя. Ее книги, ставшие популярны на Западе, адресовались Западу и только ему.

Книги Светланы Алексиевич сложно назвать художественной литературой. Вообще литературой или «документальной прозой». Алексиевич умеет писать и бесполезно спорить о наличии таланта: он есть и его не отнять. Однако ее «проза» в чистом виде публицистика, хорошо выполненная журналистская работа, которая берет за душу, не оставляет равнодушным, но не несет в себе важной составляющей литературы – писательского восприятия мира.

Более того, нелюбовь к правящей в России элите, постоянная критика президента Владимира Путина и особый европейский взгляд на происходящее в России и за ее пределами, но при участии России, наложили на Светлану Алексиевич печать ненавистника России. Этим воспользовался Нобелевский комитет, привыкший провоцировать целые нации на выяснения отношений по дурацким вопросам.

Несколько лет назад Нобеля выдали президенту США Бараку Обаме. Авансом. За мир. После Обама развязал несколько локальных войн, взрастив безголовой агрессией на востоке новых террористов – угрозу теперь всему миру. Опыт удался. Нынче, награждая Алексиевич. Нобелевский комитет ответил на муки «либерального русского мира» и подарил лучшим его представителям долгожданную «совесть нации».