Главное сегодня

29/05/2020 ВСЕ НОВОСТИ
06.11.14 11:40
| Просмотров: 2105 |

Удар, еще удар

Павел Смоляк, «Шум»

В праздник единения российских народов телеканал «Россия 1» показал последний фильм Никиты Михалкова «Солнечный удар». Лента, провалившаяся в национальном прокате, запутанно объяснила, почему Россия в XX веке чуть не захлебнулась в крови собственного народа.

Никита Михалков заранее предупреждал, мол, «Солнечный удар» поймут единицы, а большинство может смело покинуть зал с середины просмотра, аль раньше. Пророчество режиссера сбылось наполовину. Люди не уходили, они просто не шли на трехчасовой сеанс, предпочитая непатриотичные комедии. Печальный итог: из миллиарда потраченных рублей Михалков вернул что-то около двадцати миллионов. Ну и Бог с ними!

Никита Сергеевич все-таки не зря сражается за исконную Русь, выхолащивая из русского человека все европейское и американское зло. Михалков на собственной шкуре знает, как развращают Канны, Венеция и Голливуд. Особенно золотые статуэтки бесполого человека или золотые же льва.

«Утомленные солнцем» - последняя и, возможно, главная картина нашего режиссера, за которую не стыдно автору и которую можно пересматривать, назвав «любимой». Фильм высоко оценили в проклятой Европе – гран-при Каннского кинофестиваля и зловещих США, наградив «Оскаром». С тех пор, что ни картина - провал за провалом.

Кинодеятели всего мира, неизбалованные советской номенклатурой, к профессиональным наградам обычно относятся как к приятному дополнению к с успехом проделанной работе. «Оскар» - не потолок карьеры, а новый уровень, ниже теперь нельзя, засмеют.

На Никиту Михалкова позолоченная статуэтка дядюшки Оскара подействовала, как на известный народ в известной книге золотой теленок: режиссер стал поклоняться награде и далее в себя прежнего не приходил. Пользуясь благословением власти, что советской, что российской, в неизвестный нам, но очень важный для Никиты Сергеевича момент, Михалков возомнил себя фигурой не меньше Александра Солженицына, только в кино, и с этой мыслью начал жить.

Режиссер более не отделял себя от страны и государства. Фильмы Никиты Сергеевича, начиная с «Сибирского цирюльника» и кончая «Солнечным ударом», о трудной русской душе, о стране, которая была, и которую мы потеряли и угробили «вот этими ручонками».

Главнее, безусловно, сам Михалков, который более не играл хамоватых помещиков, официантов, шалунов. В «Сибирском цирюльнике» Михалков – император Александр III. В «12» – глава присяжных, отважный боевой полковник. В «Утомленные солнцем – 2» - уже не веселый сталинский генерал, как в первой части, а единственный спаситель Отечества, с палкой идущий воевать против фашистских пушек. И, наконец, «Солнечный удар».

 В фильме Никита Сергеевич не появляется, зато актеры – и млад, и стар – говорят его языком и голосом, его интонациям. Вот где талант Михалкова. В «Солнечном ударе» лишь женщины не повторяют мимику нашего режиссера, но все равно не покидает ощущение, что Никита Сергеевич присутствует постоянно в кадре, игра все пятьсот ролей массовки, в том числе чаек.

О самом кино. «Солнечный удар», получившийся из скромного одноименного рассказа и драматичных дневников Ивана Бунина, пожалуй, лучший фильм Никиты Сергеевича после «Утомленных солнцем», но не значит хороший.

Михалков, мастерски драпируя замысловатый сюжет красивой картинкой, демонстрирует примитивный взгляд на причины гибели Российской империи. Непрозрачно сравнивает Россию ту, царскую, и нашу, капиталистическую, и как бы предупреждает, что в ад, то есть котел большевизма, каждый пришел на своих ножках, добровольно, потому что не замечал и не хотел замечать, как вокруг меняется мир.

Пятьсот бывших офицеров царской армии ждут своей участи в маленьком советском лагере. 1920 год. Главный герой, капитан, точно отшельник, бродит неприкаянный, бубня под нос то ли себе, то ли Истории вопрос, как так случилось. А попутно вспоминает любовную интрижку тринадцатилетней давности во время путешествия по Волге.

С этой интрижки, подсказывает зрителю Никита Сергеевич, начался развал великой страны. Тут, конечно, не сразу понятно, кто главный виновник великой трагедии. Поручик, который зная о семейном положении попутчицы, все-таки соблазнил ее, и за пленкой похоти не заметил важных процессов – предтечу революции 1917 года и гражданской войны 20-х годов. Ведь все вокруг говорило о крахе, все было плевать, само рассосется.

Фокусник, угощающий поручика ужином, заглаживая тем свою вину за неудачное утреннее представление, толкует о Марксе, предлагает офицеру бежать из России, точно с тонущего корабля. Или возрастная мама двух маленьких детишек с мужем-иностранцем, кричащая вслед поручику, дескать, найдет его и они будут вместе, если он того желает, а покамест поживет с дураком-иностранцем.

После ночи любви и бегства попутчицы поручик гуляет по деревне в сопровождении мальчика Гриши и видит Россию другими, нестоличными глазами, повторяя, почти жалуясь, что раз он из Москвы (второй имперской столицы) каждый норовит его «обокрасть», даже местный священник попросил целых десять рублей за освящение крестика, хотя должен совершить обряд бесплатно.

Гриша, в меру одаренный (что взять с деревни?) и приветливый мальчик, прислужник в местном храме, постоянно терзает поручика детскими вопросами. Его почему-то интересует теория Дарвина. «Царь произошел от обезьяны, и детки его… Значит Бог не нужен…» - шепчет мальчуган, еще до конца не уверовав в идею эволюции. А поручик, выплюнув: «Каждый верит, во что хочет», вновь думает о пропавшей незнакомке, не замечая, что «Аннушка уже пролила масло»: мальчик поставил под сомнение православие – фундамент погибшей России, о которой плачет Никита Михалков.

«Солнечный удар» отвечает на все вопросы Михалкова, порождает другие и окончательно запутывает зрителя. Никита Сергеевич – отчетливо видно – увяз в материале, и словно не знающий меры алкаш, сеет тайные смыслы, знаки, как ему думается, пророческие сигналы.

Перегруженный деталями фильм еле-еле передвигается, падая с одной ноги на другую, растрясывая сюжет, как складки на тучном теле. Зритель начинает зевать после первого часа просмотра. Все понятно, очевиден финал, но Михалков тараном продолжает примерять на себе разные роли, доказывая, точно в этом есть какой-то смысл, правоту своей глупой идеи.

«Солнечный удар» мог стать красивой драмой о легком курортном романе. Пересилили имперские амбиции, погубившие весь фильм.