Главное сегодня

20/11/2017 ВСЕ НОВОСТИ
06.10.14 08:30
| Просмотров: 416 |

Пёс в законе

Павел Смоляк, «Шум»

На привычном месте прогулок хозяев и их домашних питомцев противники «блохастых» вновь разбросали отраву. Одна собака умерла. Вторую еле откачали врачи ветеринарной клиники. Как всегда, никто не хотел никого убивать.

Девочке не больше десяти. В руках у нее два поводка, на которых болтаются два пустых ошейника. Таксы – злая и добрая – разбежались в разные стороны. Девочка, сорвавшись на хрип, просит собачек вернуться обратно. Ноль внимания.

Девочку я знаю, она моя соседка. Таксы ровесницы девочки и, наверное, очень нравятся ее маме, купившей не одну, а сразу две собаки. Девочке, безусловно, повезло, ведь любимой мамочке могли на рынке приглянуться не безобидные таксы, а замечательные щенки бойцовских пород.

Мне было десять лет, когда мама принесла в дом щенка немецкой овчарки. Маленький черный клубочек. Щенка все время хотелось носить на руках, он смешно кусался, бегал по квартире и резвился целыми сутками. Все в голос мечтали: оставайся щенком. У времени на этот счет были свои планы.

Нашей овчарке исполнилось года три. Поздно ночью в темноте детской площадки она носилась вокруг меня и моих приятелей, которые вышли составить компанию. Каждый занимался своими делами. Я болтал, большая овчарка бегала с найденной где-то толстой палкой по территории, огороженной со всех сторон высоким чугунным забором.

Дерзкий лай не смутил и даже не заставил отвлечься от беседы. Встревожил пьяный мужской голос. «Уберите собаку! Я еще сейчас застрелю», - доносилось откуда-то из темноты. Площадку освещал единственный фонарь. Я стоял и слушал дерзкий лай своей овчарки и твердые слова подвыпившего незнакомцы. Они пели в унисон. В то, что мужик будет стрелять, я не верил. Когда ворчливый незнакомец наконец подошел к рассеянному кругу света фонаря, оказалось, что он не один. Со страхом на лице к дядьке прижималась крохотная девушка.

«Ко мне!» - скомандовал я. Овчарка, продолжая гавкать на бегу, застыла тотчас возле меня. Я зацепил за кружок ошейника замок поводка. «Рядом! Сидеть!» - приказал. Мужик и девушка подступили к нам. Девушка сделала правильное замечание по поводу намордника, а мужик подошел почти вплотную: пьяный, бесстрашный. «Ты знаешь, кто я такой? Я – полковник ФСБ. Я сейчас пристрелю твою тварь», - говорил он выхлопом алкоголя. Мы рассмеялись: ну да, чекист, стреляй!

Удостоверение полковника ФСБ отрезвило. «Вот почитай», - указал мужик на мелкий шрифт. Да, он имел право на ношение огнестрельного оружия. «Сейчас застрелю ее, - показал на собаку, - потом тебя». Полковник попросил у дамы сердца достать из сумочки, из которой пару минут назад извлек «ксиву», пистолет.

Лежал ли в сумке пистолет или нет – никогда не узнаем. Я, виноватый со всех сторон, попытался назревающий кровавый конфликт перевести в шутку. Хорошо, что чекист был пьян, но плохо, что моя овчарка облаяла его любимую девушку. «А вы Путина знаете?» - спросил я в лоб. «Этого, - полковник повернул голову чуть влево и секунд семь смотрел в темноту, - конечно, знаю». «Круто!» - отозвался я. Новый президент моей страны спасал нам жизнь.

Прощались с полковником за руку. «Ты хороший парень», - сказал он мне.

«Травоядные» времена. Тогда собак еще не травили, «мода» появилась лет через пять. Наверное, точно никто не скажет, моя овчарка умерла от яда, разбросанного возле дома, а, быть может, это был обычная отрава для крыс, грызунов травили в тот год, о чем показали несколько сюжетов по государственному каналу. Овчарка сгорела за несколько дней.

Черная такса не реагировала на мольбы девочки «заткнуться» и лаяла на меня, путаясь под ногами. Маленькое животное с агрессивным взглядом. Я знаю, самое маленькое и безобидное на первый взгляд существо может укусить до крови, далее – как повезет. «Возьми на поводок, - посоветовал я девочке, - вдруг яд раскидали». Девочка непонимающе смотрела на меня. Собрала собак в охапку и на согнутых ногах пошла вместе с ними в сторону дома.

Новый друг нашего шпица, английский бигль, вчера чуть не умер. Хозяйка маленького красавчика трагично кончила рассказ: «Еле откачали». Другой собаке не повезло. Она умерла дома, в страшной агонии. Обе собаки гуляли в парке, где запрещено выгуливать всякую живность и, естественно, распивать спиртные напитки. Делают и то, и другое.

«А где нам гулять?» - возмущению нет края; отсутствие внятного ответа как бы дает право продолжат топтать газоны и закидывать их фекалиями.

В цивилизованных странах, в обычных европейских городах, если угодно, построено несколько тысяч площадок (настоящие парки для собак), где можно погулять с любимым питомцем. Вход детям (без родителей) и щенкам до шести месяцев на подобные площадки категорически запрещен. В общем, все продумано до мелочей.

Некоторые наши депутаты, известные всякими бредовыми инициативами, уже предлагали объединить усилия с горожанами и построить несколько площадок, но воз и ныне там. У простых жителей не хватает энтузиазма, муниципальные власти по традиции бездействуют, занятые «распилом».

Вряд ли «убийцы» собак травят животных ради потехи. Вот дворников, которые, возможно, разбрасывают яд, понять можно. Они не подписывались убирать продукты жизнедеятельности собак. Их, дворников, дело убрать листья, смести в урну бумажки, зимой – прорубить дорожки и разбить лед.

Ладно лето, а весной невозможно без слез смотреть туда, где когда-то был газон – на каждом квадратном метре по несколько кучек. Редкий собаковод считает нужным убрать за своим четвероногим другом. Однажды слышал, один мужчина с жаром рассказывал, смеясь при этом – тут без смеха нельзя, как его пес повадился гадить в детской песочнице. «Он у меня культурный», - уверял дядя.

Впрочем, дело, если рассуждать глобально, не в экологии и эстетики отдельно взятого газона. Собаки представляют серьезную опасность. Честное слово, я сам недавно возвращался домой и испытал сомнительное чувство, когда ко мне подбежала крупная собака, породу не признал, едва не лизнув рукав куртки. На лице хозяина не дрогнул не один мускул.

К счастью, случаи нападения собак опасных пород на людей единичны и каждый раз вызывают резонанс в обществе. Истории редко замалчиваются. Только никакой управы на хозяев, чья собака загрызла ребенка или оторвала руку или руки соседки (все реальные случаи), почти нет. Отсюда появляются пресловутые догхантеры, чистого помысла ребята, которые торжество справедливости видят в превентивном уничтожении зла, то есть собак как вида. Око за око.

Война, бушующая в наших дворах, может закончиться естественным образом. Первый шаг должны сделать собачники. Просто соблюдать правила: не ходить по газонам, не выгуливать собак на детских площадках и парках, надевать намордник и не спускать с поводка. Увидите, как догхантеры исчезнут сами собой, точно их никогда не было. 

Обсуждение

Ваше имя
Введите код simple_captcha.jpg