Главное сегодня

06/06/2020 ВСЕ НОВОСТИ
09.06.14 01:40
| Просмотров: 674 |

Её борьба

Павел Смоляк, «Шум»

В Петербурге скромным тиражом вышла первая и, возможно, последняя книга воспоминаний депутата Государственной Думы Оксаны Дмитриевой. В «Противостоянии» она рассказывает о долгом и счастливом пути в политику и о двадцати годах, проведенных на Охотном ряду.

Книга Оксаны Дмитриевой разочарует искушенного читателя. В «Противостоянии» нет интриг, отсутствуют лирические отступления, мало историй, которые захотелось бы рассказать друзьям или пересказать в блоге. Мемуары без сенсаций вряд ли повлекут массовый спрос у петербуржцев. Тираж 300-страничного тома всего три тысячи экземпляров и, скорее, рассчитан на близкий круг почитателей, чем на пятимиллионный Петербург.

Впрочем, появившиеся вместе с выходом «Противостояния» многочисленные плакаты в городе, рекламирующие депутатский труд, говорят лишь, что книга – часть кампании Оксаны Дмитриевой в борьбе за губернаторское кресло. Неплохое начало.

«Противостояние» не просто агитка или информационный материал об Оксане Дмитриевой. Книга есть книга и при всех недостатках заслуживает внимания. Ну, например, хотя бы для того, чтобы вспомнить, в какой стране мы жили пятнадцать-двадцать лет назад. Совсем в другой России, между прочим.

Оксана Дмитриева – петербургский экономист, но не принадлежит к лагерю бессовестных либералов, вожди которых – Анатолий Чубайс и Алексей Кудрин. К этим двоим у Оксаны Генриховны свои счеты. «Мой гражданский долг, - пишет Дмитриева, - рассказать, как складывалась команда, которая, к несчастью для нашей страны, получила карт-бланш на проведение реформ и, по сути, уже более 20 лет монополизирует все финансовые и денежно-кредитные рычаги, финансовую власть в России».

Правда, до начала реформ Оксана Генриховна активно участвовала в семинарах Анатолия Борисовича на турбазе «Змеиная горка». «Мероприятие вышло довольно веселое: выпускали стенгазеты, играли, пели, ну и с докладами выступали. Там мы познакомились с Гайдаром», - с приятной ностальгией вспоминает автор ушедшие навсегда времена. Егора Гайдара Дмитриева выделяет отдельно: «Все-таки Гайдар, по-моему, отличался от остальных «молодых реформаторов» нравственными качествами. Гайдар был склонен к рефлексии».

Немалая часть книги, быть может, больше половины посвящена рассказам о научных подвигах Дмитриевой как до думского периода, так и во время работы в российском парламенте. Не знаю, на какого читателя рассчитывала Оксана Дмитриева, подробно описывая локальные сражения на экономической ниве, однако эти страницы, а их, повторюсь, немало, можно смело перелистать, ведь обещали книгу о политике.

«В 1990 году я впервые испытала политическое разочарование», - с тоской пишет Дмитриева. В тот год выборы в народные депутаты РСФСР проиграл проректор родного вуза Оксаны Генриховны Алексей Муравьев. Будущий парламентарий была у институтского начальника доверенным лицом. «В день выборов, - продолжает она печальную историю, - я дежурила на избирательном участке (он находился на территории фабрики «Большевичка») – и там, опять же впервые, узнала, что такое «вброс бюллетеней».

В 1993 году Оксана Дмитриев «была полностью на стороне защитников Белого дома». «Мне казалось совершенно диким, что расстреливают парламент, - пишет она, - вне зависимости от идеологической составляющей противостояния». Через несколько дней после расстрела Белого дома Борис Ельцин объявил выборы в Государственную Думу. Юрий Болдырев – буква «Б» в блоке «ЯБЛоко» - Явлинский-Болдырев-Лукин - предложил Дмитриевой войти в их список. «Взвесив все, через два дня звоню Болдыреву: «Ладно, я согласно». Оксана Генриховна оказалась на 20-м месте в списке «Яблоко» и стала последней, кто прошел в Госдуму по «яблочной» федеральной квоте.

В Государственную Думу второго созыва Оксана Дмитриева, почувствовав в себе силы, хотела выбраться по одномандатному округу. Запротестовало местное «Яблоко» во главе с Михаилом Амосовым. «Помню, Михаил Амосов мне строго сказал: «Нет, пожалуйста, иди по списку. Ради этого места многие в Питере отказались от своих амбиций. Не для того, чтобы ты это место кому-то отдала и шла по одномандатному округу. На сей раз место у меня было шестое, а не двадцатое». Выборы в 1995 году стали для петербургского «Яблока» самыми удачными. В шести из восьми одномандатных округах победили «яблочники».

Роман с «Яблоко» у Оксаны Дмитриевны продлился не долго. Она сетует, что «Яблоко» не поделилось думскими постами с независимыми депутатами – Галиной Старовойтовой, Юлием Рыбаковым, Виктором Похмелкиным и другими. «Многие искали защиты и поддержки у «Яблока», которое оказалось единственной в Думе демократической фракцией. `У «Яблока» была тогда реальная возможность попытаться объединить, для начала – в Думе, все демократических политиков. «Яблоко» такой вариант не реализовало».

Дмитриева была исключена из партии в 1998 году, когда вошла в правительство Сергея Кириенко. С Явлинским, отмечу, Оксана Генриховна добрые отношения сохранила. И став депутатом Законодательного Собрания Петербурга, Григорий Алексеевич даже однажды по приглашению мамы депутата Госдумы гостил у нее дома.

Оксана Генриховна пробыла на посту министра труда и социального развития около трех месяцев. «Денег у министерства было так мало, что для экономии мы старались выбирать для визитов только регионы, в которые можно доехать на машине, чтобы не тратиться на авиабилеты», - трогательно пишет Дмитриева. Здесь же история из антологии «Я и Путин». «Помню, позвонил мне глава ФСБ Владимир Путин…» - остальное в книге.

После дефолта в августе 1998 года правительство Сергея Кириенко ушло в отставку. Новый премьер Евгений Примаков вместо Дмитриевой поручил заниматься социальными вопросами Валентине Матвиенко, которая спустя пять лет стала губернатором Санкт-Петербурга. Оксана Дмитриева выборы пропустила. «Конечно, я обдумывала такую возможность (участие в выборах в 2003 году – П.С.), но трезво оценила имевшиеся в моем распоряжении ресурс и те, которыми располагала Валентина Матвиенко. Фактически петербуржцам предлагали сделать выбор не между Дмитриевой и Матвиенко, а между Дмитриевой и Путиным. И результат был известен заранее, даже никаких фальсификаций не потребовалось. Путин – вот был главный ресурс Матвиенко», - объясняет Дмитриева.

Оценивая положительно эпоху губернатора Владимира Яковлева, Оксана Генриховна с гордостью вспоминает о требовании возбудить уголовное дело против Валентины Матвиенко, когда в городе во время «аномальной» зимы гибли петербуржцы, в том числе дети. В том же году развернулась «битва за Сергея Миронова». Битву, как известно, «эсеры» проиграли, но относительная победа на декабрьских выборах в Законодательное Собрание и Государственную Думу сгладила потерю третьего поста в стране.

В книге присутствует главы «О счастье» и «Спасибо сыну». В них читатель, к сожалению, не найдет истории личного характера. Рассказывая о сыне и муже, Дмитриева сочинила две характеристики, которые отлично бы прижились в личном деле каждого из мужчин. Кажется, на страницах собственной книге Оксане Генриховне неловко быть женой и матерью. Она выражается, словно адвоката на собрании партийного актива, называя мужа исключительно по имени отчеству или просто по фамилии.

На презентации «Противостояния» в одном из книжных магазинов Петербурга Оксана Дмитриева обмолвилась, что готова написать вторую книгу, через несколько лет, и уже придумала название: «Созидание. Как я была губернатором Петербурга». Надеюсь, в новых мемуарах Оксана Генриховна будет менее скучной и более откровенной.

Оксана Дмитриева. Противостояние. 20 лет в политике. СПб: Лики России, 2014 год.